"Молодые мужчины в Арцахе никуда уезжать не собираются и в случае надобности готовы войной отстоять свою родину"։ любопытная статья об армянском духе

"Молодые мужчины в Арцахе никуда уезжать не собираются и в случае надобности готовы войной отстоять свою родину"։ любопытная статья об армянском духе

/ Армяне / 13.06.2018

Спустя два года после войны апреля 2016 года, принесшей сотни погибших и территориальные потери, молодежь Нагорного Карабаха более, чем когда-либо, настроена остаться на своей родине и строить будущее там. Закаленные недавним опытом войны, молодые мужчины, живущие недалеко от фронта, рассказывают о том, что для них означают апрельские события, и о том, как они всегда проявляют бдительность в отношении новой вспышки боевых действий.

Еще несколько лет назад была надежда, что армянской и азербайджанской сторонам удастся достичь согласия в Нагорном Карабахе. Апрельская война 2016 года уничтожила ее. Обе стороны обвиняют друг друга в инициировании самых ожесточенных столкновений с момента прекращения огня в 1994 году.

«Мир приносящий»

Эскалация, ставшая известной как «четырехдневная война», унесла жизни сотен людей, в том числе мирных жителей. Именно она мотивировала 23-летнего Вачагана Дадаяна написать его первую книгу — повесть о молодом разведчике, который обещает матери и любимой девушке принести мир, но погибает во время апрельской войны. Книга называется «Мир приносящий», и ее название отражает то, как воспринимают в Нагорном Карабахе своих солдат — как приносящих мир.

Вачаган живет в Мартуни — это город в Нагорном Карабахе в трех километрах от линии фронта с Азербайджаном. Он родился в июне 1994 года — через месяц после того, как Армения, Азербайджан и Нагорный Карабах подписали соглашение о прекращении огня. Прекращение огня положило конец трем годам тяжелых боев за Нагорный Карабах, в ходе которых погибли тысячи людей, а еще большее количество было перемещено. С другой стороны, оно не разрешило фактического вопроса о статусе Нагорного Карабаха. Это привело к созданию тупиковой ситуации «без войны, без мира» , которая продолжается до сих пор.

Вачик, как называют его родные, не видел войны 1991-1994 годов. Он слышал об этой войне от старших, в семье и в школе, видел фильмы, читал о ней статьи и книги. «Войну я не застал, но опыт прошлого вынуждает быть готовыми к ней в любой момент. Никто не знает, когда она начнется, готовишься каждый миг», — говорит молодой человек.

Вачик учился на юридическом факультете в Нагорно-Карабахском государственном университете в столице, Степанакерте, но больше всего он любит писать. 2 апреля 2016 года Вачик был в Степанакерте, на учебе. Когда пришла весть о войне, он немедленно вернулся в родной город, Мартуни, и ушел добровольцем на фронт. Пока Вачик дежурил в окопах, он не переставал творить. Писал, на чем придется — на пачке сигарет, туалетной  бумаге, и даже мелом на земле, и переписывал на бумагу во время следующих дежурств.

«Однажды, когда мы с другом Артаком были на позициях, связь внезапно прервалась. Артак пошел узнавать, что случилось. Он вернулся через семь минут — а за это время у меня родилось стихотворение «Мир, куда ты исчез», — вспоминает он.

После окончания военных действий Вачик часто думал о войне: «Мы с друзьями так много говорили о ней, что я решил написать об этом. Так родилась целая книга».

Сегодня Вачик меньше говорит о войне с друзьями — их беседы вернулись к ежедневной жизни, работе, планах на будущее, футболе. «Война стала отдельным этапом жизни, после которого все продолжилось, как прежде. Только люди стали более сплоченными. До войны они здоровались и проходили мимо. Теперь останавливаются, спрашивают, как дела, общаются на разные темы. Наверное, потому что во время войны все делили один окоп и были, как одна семья», — говорит молодой человек.

В отличие от главного героя своего романа, Вачик не верит, что мир может быть найден. «До апрельской войны я верил в мир. Сейчас не думаю, что в обозримом будущем он возможен — ни мы не готовы к компромиссам, ни они. Есть только столкновение интересов».

«Я уеду, другой уедет… Что станет с Карабахом?»

24-летний Эрик Акопджанян — по специальности юрист, служит в полиции. В отличие от Вачика, он верит в то, что мир может быть достигнут. Он служил в армии обороны Нагорного Карабаха в период 2012-2014 гг. Это был бурный период, за который произошло несколько столкновений на линии конфликта. Его кульминацией стала эскалация августа 2014 года — последняя до апреля 2016 года. «Наши позиции интенсивно обстреливали. В те дни мы поняли, что можно ожидать эскалации», — вспоминает Эрик. Он говорит, что его сердце сжимается каждый раз, когда на границе гибнут солдаты. Тем не менее, он все же надеется, что мир однажды наступит.

До апрельской эскалации 2016 года молодой человек думал об эмиграции, но война заставила его изменить планы. «Об отъезде сейчас я не думаю. Свое будущее вижу только здесь. Я уеду, другой уедет… Что станет с Карабахом?», — размышляет он.

В остальном, война не изменила планы Эрика на будущее. Наоборот, этот опыт прибавил уверенности в себе и инициативности — он продолжил учебу и нашел работу. «Война укрепила меня и закалила, сейчас проще преодолевать трудности. — признается молодой человек. — Апрельская война продемонстрировала: мы готовы противостоять противнику. Осознание этого подпитывает молодежь».

«Ничто не может помешать мне жить в Мартуни»

Такого же мнения придерживается и Геворг Саркисян. Он живет в Мартуни и работает в местной администрации специалистом по вопросам молодежи. Первую войну он не помнит — когда она завершилась, ему было четыре года. 2 апреля 2016 года для Геворга, как и для многих других, началось со звуков залпового огня из установок «Град». Армия Азербайджана обстреляла Мартуни и прилегающие села из ракетных и артиллерийских установок.

В тот день Геворг ощутил горечь войны. «Я видел, как растеряны были на улицах матери с детьми, не зная, куда им идти, чтобы не попасть под обстрел. Эта картина у меня до сих пор перед глазами. Ничего более страшного я не видел — даже на передовой. На позициях все кажется обыденным, даже выстрелы вблизи. В тылу война ощущается тяжелее. В тот день я впервые понял, что значит война», — рассказывает он.

После этого Геворг стал более бдительным, трезвым и хладнокровным. По его словам, главное, что изменилось после войны — стало стыдно покидать страну: «Я знаю многих, кто собирался уезжать после первого же выстрела. Четырехдневная война расставила все по своим местам — даже те, кто хотел уехать, остались».

Пережитый конфликт сделал мартунинскую молодежь более инициативной и уверенной в своих силах. Многие начинают бизнес, даже если не уверены в успехе. Начиная проекты, люди не обращают внимания на риски — близость к линии конфликта и угрозу войны. «В садах между старыми деревьями растут новые саженцы — через пару лет они начнут плодоносить. Это значит, что люди не собираются покидать свои места. Если думать об этом, придется сидеть сложа руки. А нам надо быть сильными и богатыми — экономически, человеческим ресурсом, оружием. Против богатого государства труднее начинать войну», — говорит Геворг.

Он не исключает возможность войны — по словам Геворга, слишком уж антагонистичны позиции сторон, и никто не готов к уступкам. Но угроза войны не мешает Геворгу планировать будущее. «Ничто не может помешать мне жить в Мартуни, продлится ли война четыре дня или четыре года. Жизнь продолжается…».

Анаит Даниелян

oc-media.org

Диагностическая карта для ОСАГО онлайн autotalon.ru



Поделитесь этой публикацией с друзьями


Facebook


Читайте также


Главное

Самое читаемое

Please publish modules in offcanvas position.