Сегодня 95-летие Сергея Параджанова — одного из величайших кинорежиссеров 20 века

Сегодня 95-летие Сергея Параджанова — одного из величайших кинорежиссеров 20 века

/ Армяне / 09.01.2019

«Сколько раз он умирал и возрождался, скольких обманывал и одаривал, с каким вызовом играл свою жизненную роль, постоянно обостряя драматургию и репетируя финал. В нем жил гений. В заточении, в невероятно неблагоприятных условиях содержания, Параджанов пользовал его для друзей, для себя, для необязательных поступков и чудачеств. Но когда тот вырывался на волю, он сам водил Параджановым, и тогда рождались невероятные, невиданные фильмы. Завораживающие и не до конца постижимые», - так вспоминает Мастера один из его друзей Юрий Рост.

Он умел дружить и превращать свои будни в сцены захватывающего спектакля, а его картины, похожие на ожившую живопись, не имели аналогов ни в советском, ни в мировом кино. В них были страстность древних сказаний, нега туманных гор Кавказа, мощное декоративное и орнаментальное начало. Столь же поразительны и его коллажи – раскадровки для будущих фильмов, не просто рабочий материал, но и самодостаточные, наполненные глубоким смыслом произведения искусства. Вместе они образуют мировоззрение и эстетические ценности, ставшие основой его кинематографического языка.

Задумался вот о чем: может ли подобная личность родиться сегодня… Вряд ли. Гении не рождаются в банальную переходную эпоху.

В юбилейный день рождения вспоминается об одной из его самых выразительных работ.

Авторитетный французский киножурнал Les Cahiers du cinema ("Кинематографические тетради") включил картину Сергея Параджанова "Цвет граната" в сотню самых великих фильмов в истории мирового кино.

Эта кинопритча была снята в 1968 году на киностудии «Арменфильм» и картину "Цвет граната" принято считать уникальным культурным феноменом, визитной карточкой армянского кинематографа.

Об истории создания этой ленты в воспоминаниях ее создателей.

ПЕРЧ ЗЕЙТУНЦЯН, писатель, драматург:

"В фильме были заняты два редактора - я и Баграт Ованисян. Когда шла работа над сценарием, который для многих был непонятен, руководство предложило Параджанову взять в соавторы Паруйра Севака, у которого были работы, посвященные Саят-Нове. Но Сергей Параджанов воспротивился. Я же, будучи редактором, почти ничего не делал. Просто старался не мешать. Жаль, что из-за преследований прежних властей он не смог сделать многого".

ВИЛЕН ГАЛСТЯН, балетмейстер: 

"Когда Сергей Параджанов предложил мне роль Саят-Новы, я ответил, что никогда не снимался в кино. "Вот и хорошо", - сказал он. Уже позже, когда ставились балеты "Гаянэ", "Давид Сасунский", я поймал себя на мысли, что думаю по-параджановски. Мы часто собирались, беседовали, спорили и всегда с удовольствием слушали рассказы Параджанова. Он постоянно преподносил сюрпризы, веселил нас".

СТЕПАН АНДРАНИКЯН, художник:

"С Параджановым мы были знакомы со студенческих лет, с момента учебы во ВГИКе. Позже в Ереване он предложил мне работать в качестве художника. Сергей любил импровизировать, у нас не было четкого сценария, поэтому "Цвет граната" - полная импровизация. На съемочной площадке он творил, сочинял, придумывал эпизоды. Когда фильм был показан в Госкино, нам официально заявили: "Этот фильм сделан не для нас, а для Папы Римского, пусть он и купит его".

ЮРИЙ САЯДЯН, звукорежиссер:

"Когда первую копию фильма должны были представить художественному совету, Параджанов, провожая меня из Киева в Ереван, сказал: "Вы везете моего последнего ребенка. Отнеситесь к нему бережно".

Над Сергеем Параджановым сгущались тучи. Поэтому после просмотра ленты на заседании, где присутствовали Сильва Капутикян, Эдвард Мирзоян, Александр Арутюнян, Лазарь Сарьян и Мартирос Сарьян, а также партийные чиновники, обстановка была напряженной. Но выступил Мартирос Сарьян и сказал: "Я ничего не понимаю в кино, это же не мое искусство, но я увидел одно: этот человек - гений. Держитесь за него и не выпускайте его из Армении". Кстати, в эпизодах фильма, хотя и в титрах картины это не указывается, снимался не только сам Мартирос Сарьян, но и Минас Аветисян.

Интересен еще один факт. Известно, что Параджанов всегда работал только с настоящей "фактурой", не признавая никакой бутафории. Как рассказывал в одном из интервью режиссер и ассистент режиссера фильма "Цвет граната" Левон Григорян, вместе с Параджановым они ездили по деревням и для картины килограммами скупали серебро, которое тогда стоило довольно дешево: "Толстые серебряные пояса стоили по 10-15 рублей. Как-то мы зашли в хозяйственный магазин, купили два цинковых ведра, нагрузили их серебром, сели в рейсовый автобус и поехали обратно на киностудию - вот такие были времена: идиллические".

По признанию Левона Григоряна, очень сложно проходил выбор главного героя - Саят-Новы: "Я помню, как Параджанов мне принес вырезанный из афиши портрет Софико Чиаурели и сказал: "Кажется, я нашел Саят-Нову - вот мне такое лицо нужно!" Так родилось экстравагантное решение, что в роли поэта будет сниматься женщина. Конечно, это вызвало кучу возражений, негодований, тем более что Софико должна была играть две роли: возлюбленную поэта - царевну Анну и самого поэта. Однако и это решение было тоже не случайно: однажды на одном из старинных персидских полотен Параджанов увидел двух влюбленных - юношу и девушку с двумя одинаковыми лицами, и это его очень заинтересовало. Он пришел к такому решению, что в любви - одна душа, одно тело, один лик. Такое поэтическое решение неожиданно, но оно блестяще себя оправдало в этом фильме".

ТИГРАН МАНСУРЯН, композитор:

"Будучи в Нью-Йорке, я как-то поинтересовался у Булеза - авангардного композитора, что он скажет о современном кино. Музыкант ответил: "Ничего сколь-нибудь серьезного нет, кроме фильма "Цвет граната".

Журнал армян Узбекистана "DEPI Apaga"

Диагностическая карта для ОСАГО онлайн autotalon.ru



Поделитесь этой публикацией с друзьями


Facebook


Читайте также


Please publish modules in offcanvas position.