Никто не забыт: соучастники Роберта Кочаряна

Никто не забыт: соучастники Роберта Кочаряна

/ Общество / 04.08.2018

Подписанный в 2008 году бывшим министром обороны Микаэлом Арутюняном секретный приказ 0038 был заложен в основу уголовного дела в связи с 1 Марта только в июле этого года.

В прошлом орган, осуществляющий производство, не рассматривал его для проведения следствия: вчера в интервью Общественной телекомпании заявил глава ССС Армении Сасун Хачатрян. Он отметил, что еще в 2008 году в прессе были сведения об этом тайном приказе, и за утечку информации даже были наказаны высокопоставленные военнослужащие. «Это не случайно, что не было в уголовном деле, поскольку это прочная основа для обвинений, и только лишь это говорит о том, что вооруженные силы были вовлечены в события 1 Марта», – сказал Хачатрян.

Сасун Хачатрян также напомнил, что несмотря на материалы, представленные Группой по сбору фактов, после 1 Марта официально опровергалось участие какого-либо военнослужащего в этих действиях.

По его словам, в то время различные чиновники предоставили документы с фальшивым содержанием, о том, что военные машины были предоставлены Министерством обороны по устной просьбе начальника Полиции – якобы для перевозки служащих войск полиции.

«На заседании НС 2 марта 2008 года, утверждая приказ о введении чрезвычайного положения в Ереване, депутаты Национального Собрания не были проинформированы о том, что его часть составляет также тайный приказ 0038. Причем, заседание по предложению РПА не транслировалось, и они могли это сделать. Но не сделали. С большими оговорками признаем, что избранное в 2007 году НС является представительским органом власти народа. В конце концов, по действующей на тот момент Конституции два конституционных института считались прямыми носителями мандата народа – президент и НС. Причем, в тот момент оспаривалась легитимность не НС, а президента. И институт со спорной легитимностью держит в тайне от института с неоспоримой легитимностью тайный и антиконституционный приказ. Как это можно назвать? Да-да, свержение конституционного строя», – вчера на своей странице в соцсети Фейсбук написал политолог Степан Сафарян, который в 2008 году был депутатом Национального Собрания.

Во главе с Робертом Кочаряном был задействован расчетливый план по свержению конституционного строя, в реализацию которого впряглась почти вся государственная система.

Парламент, судя и по информации Степана Сафаряна, утвердил введение чрезвычайного положения, не будучи информированным о его основаниях. Конечно, это обстоятельство вовсе не избавляет НС и его большинство от, как минимум, политической ответственности – тем более, что в политическом смысле бенефициаром событий 2008 года является политический лидер этого большинства – Серж Саргсян, который, несомненно, был в курсе как о подробностях приказа 0038, так и о преступных намерениях Роберта Кочаряна.

Иначе и быть не могло: если Серж Саргсян был бы непричастен к преступлению 1 Марта, то за 10 лет его президентства были все возможности для раскрытия этого преступления. Но даже если между Робертом Кочаряном и Сержем Саргсяном есть противоречия, то они имеют внутрисистемный характер и не дают оснований для того, чтобы утверждать о качественной разнице между их властями.

1 Марта было осуществлено в конце президентства Роберта Кочаряна, а раскрытие преступления было замято в годы правления Сержа Саргсяна. 1 Марта – преступление, создавшее систему, которое связывает два президентства, порожденных криминальной олигархией.

Но круг ответственности не должен ограничиваться только лишь Робертом Кочаряном и Сержем Саргсяном: во главе с бывшим генпрокурором Агваном Овсепяном, главой следственной группы по делу 1 Марта Ваагном Овсепяном действовала, по сути, преступная группа, которая придавала правовые формулировки беззакониям парочки Кочарян-Саргсян, препятствовала раскрытию преступления, наводило расследование на ложный след – лишая свободы десятки оппозиционных деятелей, единственная «вина» которых заключалась в том, что они пытались предотвратить осуществляемый Кочаряном процесс по свержению конституционного строя.

После революции Агван Овсепян и Ваагн Арутюнян написали заявления и ушли в отставку. За ними последовал и начальник ССС Ваграм Шагинян. Эти чиновники ушли с государственной службы, однако избежать ответственности и уголовного преследования они не смогут: они обеспечили так сказать правовую часть преступных действий Роберта Кочаряна – создавая иллюзию легитимности для процесса свержения конституционного строя.

То же самое касается и председателя Конституционного суда Гагика Арутюняна, который даже сегодня продолжает занимать ответственную должность, однако в 2008 году, по всей видимости, быть частью репрессивной машины властей – для обеспечения незаконного решения КС. Вчера клубок был распутан и в этом вопросе: главе аппарата президента Роберта Кочаряна Армену Геворгяну предъявлено обвинение в препятствовании осуществлению правосудия – по части 3 статьи 332 УК. Геворгян оказал давление на члена КС Валерия Погосяна, принудив его принять «правильное» решение в вопросе выборов. Гагик Арутюнян не мог не знать, что с Баграмяна 26 оказывается тотальное давления возглавляемое им учреждение: в лучшем случае он как минимум сокрыл преступление, очень возможно – был его участником. В обоих случаях Гагик Арутюнян совершил преступление и должен немедленно подать в отставку с должности председателя Высшего судебного совета – пока ССС не вынесет соответствующую правовую оценку его деяниям.

Никто не забыт, каждый даст ответ за служение диктатуре Роберта Кочаряна, за попытку скатить страну в антиконституционную пропасть.

1in.am

Диагностическая карта для ОСАГО онлайн autotalon.ru



Поделитесь этой публикацией с друзьями


Facebook


Читайте также


Самое читаемое

Please publish modules in offcanvas position.