Коды и тайны армянского алфавита

Коды и тайны армянского алфавита

/ Страна Армян / 02.10.2017

 

Армянский алфавит построен на принципе «Каждому звуку – свой знак». 36 его букв отражают армянскую фонетику, но выстроены не в том порядке, что у греков или латинян. При этом все «перепутано»: после Ա (А) и Բ (В) в нем Գ (G), а не С, после Ե (Е) – Զ (Z), а не F, которая Маштоцом и вовсе не была включена в алфавит.

Он не просто придумал «неправильный» букворяд, но и выстроил буквы в четыре колонны по девять букв, снабдив каждую числовым кодом. Если следовать наработкам современных армянских ученых, то выясняется, что алфавит Маштоца – это строго закономерная система, и при ее расшифровке мы получаем информацию о далеком прошлом человека, планеты, Вселенной.

При этом в нем закодированы такие подробности, как анатомия человека вплоть до количества суставов в скелете, устройство полушарий мозга, нормативной ритмичности биения пульса, то есть информация, до которой ученые докопались лишь спустя 13-15 веков.

За последние десятилетия почти одновременно арменоведы-исследователи разных стран сложили числовые коды букв в армянских названиях металлов и получили в точности те числа, что проставлены Менделеевым в верхних углах ячеек его таблицы в качестве атомных зарядов тех же химических элементов.

Например, золото, ոսկի (воски), сумма цифровых кодов которого (24 + 29 + 15 + 11) равна 79, или свинец, արճիճ (арчич), где путем сложения (1 + 32 + 19 + 11 + 19) получили 82, то есть как в Периодической системе.

А ведь Маштоц не придумывал слов и тем более – армянский язык, возраст которого на 3,5 тысячи лет старше официально признанной даты создания армянского алфавита! Вместе с тем получается, что наш оцифрованный алфавит является кодом доступа к Периодической системе, описанной лишь спустя полтора тысячелетия после Маштоца.

Более того: буквы – хоть их складывай, хоть перемножай, хоть имей в виду простую числовую последовательность – всегда обнаруживают Систему. Но ведь из всего сказанного получается, что армянский алфавит попросту не мог быть результатом труда даже группы гениальных ученых.

Получается, что история его насчитывает не 1600 лет, а равна возрасту языка, то есть истории как таковой. То есть будучи звеном системы «язык – письмо – числовой код», он объясняет нам еще один глубинный смысл понятия Святая Троица. Понятия, которое включает также триединство мысли, речи и письма.

Буквы нашего алфавита антропоморфны, то есть каждая из них – метафора человека в различных его цивилизационных проявлениях. Возьмем, к примеру, букву Գ (Г). С нее начинается название генератора идей – головы, գլուխ (глух). Да она и похожа на круглую голову арменоида, и даже изображено плечо.

С этой буквы в армянском письме начинаются также понятия, связанные с интеллектом: գյուտ, гют (открытие), գիր, гирь (письмо), գաղտ, гахт, которое означает и тайну, и родничок на темени – седьмую чакру, осуществляющую нашу связь с мировым информационным полем.

С нее же начинаются գիտ, гит (знание) и результирующий գիտակ гитак (эрудит), а также сложное слово գաղափար, гахапар (идея), которое – удивительно! – буквально означает «Тайна на ладони [Властителя] Ара».

То есть их – идей – у Него полная пригоршня, ты только бери, подключаясь своим смекалистым теменем! И, конечно, в этой же череде – գիրք, гирьк (книга), գովք говк (житие; ода) и древнейшие технические термины: գամ, гам (клин; костыль, гвоздь); գաջ, гадж (алебастр); глан (вал; цилиндр); գիծ гитз (линия) и проч.

Более того, с этой же буквы начинается слово, обозначающее полный бедлам в голове: գիժ, гиж (сумасшедший). Ведь армянский алфавит – это иерархическая система, где каждая буква не просто имеет свою очередность, но – что важно и уникально – маркирует области познания, дифференцирует их по уровням и секторам.

Все 144 000 корневых слов и их производных в армянском языке легко распределить согласно этому принципу. Сама же система алфавита выстроена как шкала ценностей по мере убывания Божественной Сути от первой буквы до последней.

Вот почему первая буква, «А», символизирует Божественное Начало человеческих талантов, Арарича (Создателя) и главного бога древних армян, которого звали Ар. Да и похожа она на крошечного человечка, воздевшего к небу руки: Ա. С этой же, самой первой буквы алфавита, начинаются в армянском языке слова, обозначающие небесные тела, начиная с солнца Արեգակ (Арегак), звезд Աստղ (Астх), спутников планет Արբանյակ (Арбаняк), кончая метеоритами Ասուպ (Асуп) и многими другими «небесными» понятиями. И конечно, с нее начинаются Աստված, Аствац (Бог), Ան (Он) и другие синонимы для упоминания Творца.

Та же буква возглавляет такие слова, как корень, нация, индивидуальность, созидание, искусство и ремесла. То есть все то, что мы привычно классифицируем как «от Бога». Как правило, строчные буквы в армянском письме являются маленькими копиями заглавных.

Но не в случае с буквой Ա, которая выглядит вот так: ա. И не удивительно, т.к. является имитацией корон посланников Бога на земле – արքա (аркка), являясь фактически уменьшенным, но множественным олицетворением Ара.

Вторая буква – Բ (Б) – похожа на открытый для болтовни рот. С нее начинаются слова, связанные с речью и звуками: «рот», «слово», «диалект», «сплетня», «толпа» и пр. Вот и становится понятно, что буква Գ могла быть только третьей в таком алфавите, где Письмо – понятие, следующее непосредственно после Бога и Слова: Արարիչ – Բառ – Գիր (Арарич – Бар – Гирь).

После пристального изучения армянского алфавита выражение «альфа и омега» в греческом языке, from А to Z в английском, «от А до Я» в русском кажутся калькой с армянского языка, где воплощено всё диалектическое единство мироздания от Ա, (А), олицетворяющего Бога как идеал гармонии, до Ք (Кк) – полного хаоса Քաոս (ккаос) и распада Քայքայում (ккайккаюм).

Это не просто начало и конец алфавита, это Начало начал и Конец времен, системно заложенные в армянский алфавит. Конечно, так же как в 301 году, и в дальнейшем в Армении объявлялись «консультанты» и «доброжелатели», уговорившие через тысячелетие с хвостиком добавить к алфавиту три новых знака: союз և (ев) в качестве буквы, Օ (второе по счету «Օ») и Ֆ (Ф). Ев-О-Ф – то ли они должны были олицетворять Иегову и его будущих свидетелей, то ли способствовать внесению разлада в системность.

Скорее – и то, и другое. Однако номер не очень-то удался: словарные статьи на эти знаки занимают в совокупности всего несколько страниц в толстенных толковых словарях армянского языка, в то время как только на первые А – Б – Г – Д в четырехтомном Корневом Словаре Гр. Ачаряна, к примеру, – их целых 300 страниц.

Был ли Маштоц автором армянского алфавита? Конечно, нет. Такую Систему не создал бы и весь коллектив нобелевских лауреатов. Принижает ли Маштоца версия о его роли великого исследователя и ученого, сумевшего восстановить утраченное письмо?

Нисколько. Более того: он, бывший военачальник, а затем и монах-проповедник, фактически стал «в поисках утраченных письмен армянской нации» путешественником, разведчиком, дипломатом и ученым, сумевшим исследовать армянские царские архивы, перевезенные в Эдессу еще царем Абгаром.

И именно в Эдессе нашел ключ к пониманию архитектуры алфавита. Он сумел выяснить местонахождение единственной билингвы (двуязычной надписи), тайно сохраненной епископом Даниэлом в Сирии как великая реликвия.

И привезти ее на родину. Вернувшегося в Армению Маштоца встречали на всем пути его шествия толпы земляков, сопровождали всю дорогу. А это значит, что он вез с собой некую сакральную, материализованную святыню.

Так встречают мощи и иконы, освященные временем и особым взаимоотношением со своим народом. Странно, что гигантскую потолочную фреску Джованни Батиста Тьеполо начала XVIII в., изображающую Маштоца, везущего по морю каменную плиту с армянскими письменами, не уничтожили в Вюрцбургском соборе.

Не уничтожили представители сил, подрядившихся в XX в. называть Маштоца Мастровбием, а каллиграфа Руфата, выполнившего по его просьбе точные графические изображения букв, – возможным автором алфавита.

Впрочем, союзническая авиация старательно бомбила собор 16 марта 1945 года, когда давно было ясно, что и без них советские войска одержат победу над Германией. Бомбили-то бомбили, но именно в этот зал не попали.

Маштоц вообще везунчик. Всё, что он создал за свою великую жизнь (от восстановленного алфавита до системы школ народного образования), сохранилось до наших дней. Сохранилось даже грузинское письмо, хотя за последние неполных 100 лет имя его тщательно вымарано из грузинских учебников с подачи основательного ученого, но узколобого националиста Гамкрелидзе.

Оба идущих друг за дружкой октябрьских праздника – День учителя и День переводчика – это фактически праздники Месропа Маштоца, которого и его собственные, и нынешние ученики называют Учителем.

И лучшего величания не придумать для человека, который не просто совершил чудо восстановления тщательно и профессионально уничтоженного письма народа, но и внедрил это знание в народ.

Внедрил посредством создания системы школ, где за парту уселись и малыши, и взрослые люди. И священники, и армия, и князья. И каким же надо быть Учителем, чтобы дать путевку в жизнь и науку таким величинам, как первый в мире периодизатор истории Мовсес Хоренаци и историк Вартан Великий! И даже ученик ученика – Казар Парбеци.

Еще один научный и просветительский подвиг Маштоца – создание (или воссоздание) переводческой школы, которая всего за два десятилетия преуспела в издании Святого писания и классиков античности.

И что важно: наиболее удачные из этих работ и по сей день считаются в мировой практике непревзойденными образцами переводческого искусства. И это – еще одно, косвенное, подтверждение наличия письменности и до Маштоца, т.к. свидетельствует о традиции книгоиздательства в Древней Армении.

Посудите сами: наши книги той поры выглядят точно так же, как сегодня: у них есть обложка, переплет, форзац, титул. В Европе в те времена, в лучшем случае, тексты записывались и скручивались в рулон: ни тебе корешка, ни пронумерованных страниц, ни оглавления. Это в Европе, которая неустанно призывает нас «встать на путь цивилизации» путем признания порядков ближневосточного Содома.

И еще одна ремарка о великом Месропе Маштоце: Святое писание было переведено им с дворцового арамейского оригинала, и есть тут у меня подозрение, что на самом-то деле это был не перевод, а переписывание текста, исполненного одними знаками армянского письма, на другие.

Что опять-таки нисколько не умаляет роль Месропа Маштоца в нашей истории, а наоборот, возвышает, т.к. правильно избранный язык текста для перевода – половина успеха. А уж на каком языке изъяснялись и писали апостолы, и почему исчезли абсолютно все оригиналы, – это, сами понимаете, отдельная детективная тема.

Итак, воссозданный Маштоцом алфавит – наше всенародное богатство, которое никакие противоборствующие партии не растащат по своим штабам, а правители не смогут отдать в иностранную концессию или продать за границу.

И наш народ в состоянии даже приумножить его, создавая талантливые произведения художественной литературы и драматургии. И если в критический для нашей словесной культуры миг святой Эчмиатзин поддержит наших писателей и драматургов на этой запущенной ниве, введя литературные премии за создание лучших литературных образов, исторических романов и пьес, то мы с гордостью сможем констатировать: некогда благословившая Маштоца на подвиг Армянская Апостольская церковь по-прежнему возглавляет свой народ, помнит века и прозорливо думает на века.

Ведь и католикос Саак Партев, и царь Врамшапух запомнились нам тем, что были современниками Маштоца, оказали ему всемерное содействие.

И хорошо бы нам в этой связи запомнить еще одно имя: императора Византии Феодосия II, который не только был рад приходу Учителя Месропа в Византию, возможности создания системы школ для обучения армянскому письменному, но и финансировал это начинание из бюджета страны.

Так обе Армении – Восточная и Западная – вернулись в лоно своей письменности, восстановилось системное мышление народа, давшее поразительные результаты во всех областях культуры, науки и технологий.

Как много может успеть сделать человек всего за одну отмеренную ему Господом жизнь, если есть мечта и осознание собственной миссии! И каким праведным должен быть этот труд, чтобы непосредственно после смерти имя его было канонизировано, и – что великая редкость в истории Армении и армян – чтобы могила сохранилась в целости и стала местом паломничества!

День канонизации Святого Месропа Маштоца – это и есть наш Праздник переводчика с 441 г. и до наших дней. Но пышнее всего его отмечают в селе, где похоронен Учитель, – в Ошакане, что в получасе езды от Еревана.

Там же высится древняя часовня над прахом Морика – византийского императора Маврикия, всю свою жизнь строившего козни Армении, но под занавес завещавшего дать своему телу «последний приют в сорока локтях от могилы Учителя Месропа».

В этот день начавших осваивать письмо первоклашек привозят на могилу Учителя, и они клянутся тщательно изучать родной язык, его письмо и беречь их, беречь как святыню. А они и есть святыни. Учите армянский язык – и в ваших головных компьютерах произойдет такой продуктивный рестарт, что и сами удивитесь!

Лия Аветисян

 



Поделитесь этой публикацией с друзьями


Facebook


Читайте также


Главное

Самое читаемое

Please publish modules in offcanvas position.