Амулсар — трагедия для Джермука: почему люди должны гибнуть за металл?

Амулсар — трагедия для Джермука: почему люди должны гибнуть за металл?

/ Страна Армян / 31.10.2018

Последние три месяца жители армянского курортного города Джермук активно протестуют против работы местной шахты Амулсар. Компания, которой принадлежит шахта, утверждает, что их работы не наносят вред экологии, и угрожает подать в суд на правительство Армении, если их вынудят приостановить работу. Теперь все внимание направлено на революционное правительство страны, которое обещало «власть народу», звучит в статье на сайте oc-media.org. Но прежде чем обратиться к самой публикации, напомним, почему золотая лихорадка, по мнению экологов, может обернуться для страны природной катастрофой.

Золотую руду на горе Амулсар нашли в 2006 году. Геологи назвали месторождение крупнейшим в республике. По их данным, жила, обнаруженная на юго-востоке страны, в долине между реками Арпа и Воротан в окрестностях города Джермук, содержит около 31 миллиона тонн драгоценной руды и 40 тонн чистого золота. Разговоры о разработке золотоносного участка начались сразу после его открытия. В течение десяти лет велись подготовительные работы. Геологоразведкой занялась компания Lydian International, главным акционером которой является Европейский банк реконструкции и развития. Обустройство будущего рудника на горе Амулсар компания начала в августе 2016-го.

А в октябре того же года экологи забили тревогу, устроив митинг перед зданием правительства с требованием приостановить проект, поскольку “в процессе золотодобычи ежегодно будет использоваться около 100 тонн цианида натрия (убийственная доза для местной экологии)». Одним из первых под «золотой» удар, как утверждают специалисты, попадет знаменитый своими минеральными водами Джермук, экологи опасаются, что через десять лет курорт превратится в шахтерское поселение. Наряду с Джермуком разработка Амулсарского месторождения может угрожать водным ресурсам региона — рекам Арпа и Воротан, Кечутскому и Спандарянскому водохранилищам и, самое главное, озеру Севан, которое не раз доводилось спасать, однако есть опасение, что еще одного удара Севан может не пережить…

Компания Lydian International, которая была основана в Джерси в 2005 году, предупреждает потенциальных инвесторов о рисках, связанных с инвестированием в золотодобывающую компанию Армении. Риски «не такие, как в Канаде; на работу компании могут повлиять политические и экономические изменения в стране». По иронии судьбы эта символическая заметка, как предупреждение на пачке сигарет, оказалась пророческой. Из-за крайне негативного настроя жителей Джермука первый золотой рудник компании в Армении, возможно, придется закрыть до начала его полной эксплуатации. Кстати, местные активисты утверждают, что демонстрации, которые фактически препятствовали деятельности шахты в течение последних месяцев, были вдохновлены новой волной гражданской активности, которая охватила Армению со времени майской “бархатной” революции.

Гордые новые армяне, или “защитники горы Амулсар”

Чтобы понять внезапный всплеск активности против горнодобывающей компании, нужно отъехать на 170 км к юго-востоку от Еревана к горному ландшафту, окружающему Джермук. Молодые люди, которых вы увидите, перекрывают дорогу к руднику. Загорелые протестующие в спортивной одежде предлагают кофе и укрытие от солнца под советской ржавой автобусной остановкой. Это первый из четырех пропускных пунктов, который блокирует вход в шахту. Протестующие уже несколько месяцев мешают строительству. Те, кто преграждает дорогу, называют себя «защитниками горы Амулсар» и не намерены покидать посты, пока новое правительство не решит судьбу шахты и региона.

Некоторые из них работали на этой самой шахте. «Я строил конвейеры для добычи камней, в которых содержится золото. Потом их направляют на перерабатывающий завод. Армянам не доверяют работу с золотом. На заводе работают только иностранцы», — говорит Ваге. Еще один бывший старший сотрудник шахты Давид везет нас на второй пропускной пункт и рассказывает о конфликте с начальством.

«Каждое утро начиналось с собрания. Нам сказали, что если мы опоздаем, то не должны входить и прерывать совещание. Поэтому опоздав как-то раз на пять минут, я не стал туда заходить. Вышел наш итальянский инженер и начал кричать на меня. Я крикнул в ответ. Через несколько дней меня вызвали в отдел кадров и попросили подписать заявление об увольнении, в котором говорилось, что компания «недовольна моей работой». Я знал, что причиной моего увольнения была ссора с итальянцем, поэтому отказался подписывать», — говорит Давид. По его словам, на шахте эксплуатировали и дискриминировали рабочих, но они предпочли не заниматься «вопросами прав трудящихся», поскольку их протест был в «защиту природы».

…На четвертом и последнем посту стояли в основном пожилые люди — ветераны войны в Нагорном Карабахе, которые были очевидцами становления Армении последних 20 лет. Самый старший из них сидел в конце маленького столика, говорил тосты, играл на аккордеоне и придумывал остроумные слоганы для плакатов. «У кого после войны была возможность грабить, завладели недавно приватизированными объектами. Они постепенно становились олигархами, а затем и руководителями местных органов самоуправления. Нам такое никогда не приходило в голову. Мы просто хотели иметь средства для содержания наших семей. Этой жадности у нас никогда не было», — говорит один из них.

«До нас даже бархатная революция не дошла. Вся страна бастовала, а жители Джермука боялись местных олигархов. Здесь был сильный террор», — добавляет протестующий Шарль.
У Джермука, в отличие от других крупных городов, нет своего телевидения. Местный журналист Варужан, у которого в 1990-х был кабельный телеканал, сожалеет об этом. «Сейчас я работаю электриком в спа на курорте, но журналистика — моя страсть. Я делаю видеорепортажи о Джермуке и загружаю на свой YouTube-канал», — говорит он.

Lydian International призывает “довериться науке”

По словам владельцев шахты, скептицизм местных жителей в отношении добычи полезных ископаемых можно объяснить наследием безответственной работы в других районах Армении. «Лидиан Армения» утверждает, что месторасположение участка вблизи трех рек, трех водохранилищ и Джермука не должно тревожить население, поскольку они используют передовые технологии, предотвращающие попадание промышленных вод в реки.

В апреле 2017 года управляющий «Лидиан» Джон Фьюри заявил, что устройство для выщелачивания цианида, вызвавшее особую тревогу среди местного населения, будет «настолько безопасным, что его можно ставить в центре Еревана». Генеральный директор компании Айк Алоян призвал жителей не быть «слишком эмоциональными» и «довериться науке».

Однако проект «Лидиан» раскритиковали и ученые. Группа независимых армянских геологов изучила местность и опубликовала «альтернативную оценку». Один из самых активных противников проекта доктор Армен Сагателян утверждает, что добыча ископаемых в Амулсаре создаст «коктейль из кислых вод, богатых тяжелыми металлами», которые могут загрязнить местные водные источники. Данные «Лидиан» изучили и четверо иностранных ученых. Они пришли к выводу, что у проекта Амулсар высокий риск дренажа кислой породы — оттока токсичной воды из рудника, от которого могут пострадать реки Арпа, Дарб, Воротан и окружающая среда. Согласно их оценке, «Лидиан Армения» не рассмотрела все риски и разработала недостаточные меры для устранения последствий. Например, «Лидиан» планирует провести работы по очистке шахтных вод только на пятый год начала эксплуатации, у них также нет установки для обработки извести, которая обойдется в 125-185 миллионов долларов США в течение 200 лет.

Корпоративный империализм

Цель компании — превратить Амулсар в крупнейший золотодобывающий рудник Армении, производя ежегодно в среднем около 225 000 унций золота в течение первого десятилетнего плана. Для столь крупного проекта компания запросила финансовую помощь у таких гигантов, как группа Всемирного банка (отказались от проекта в 2017 году) и ЕБРР, в настоящее время идет торговля на Фондовой бирже Торонто. Жители Джермука подозрительно смотрят на методы финансирования компании и на тот факт, что она зарегистрирована в офшорах.

«Сначала они отмывают деньги, затем отмывают золото (в растворе цианида, чтобы отделить его от камней), затем они отмывают (очищают) воду. Я называю эту компанию большой стиральной машиной», — говорит местный житель Самвел Погосян.

Экономист, бывший премьер-министр РА Грант Багратян обращает внимание на лицемерие международных организаций, которые финансируют такой рискованный проект. «Всемирный банк и подобные учреждения любят вмешиваться… Всякий раз, когда государство заимствует даже малую сумму денег, они всегда контролируют, как тратятся эти средства. Но не в этот раз, поскольку это западная компания, которая собирается получить свой доход и покинуть страну. Этот случай иллюстрирует буржуазный характер этих институтов. Видите, каким языком я заговорил, будучи одним из “отцов” капитализма в Армении», — заявил он.

«Лидиан» ничего плохого в таких методах финансирования не видит. Компания утверждает, что стала одним из крупнейших инвесторов в Армении, вложила более 320 миллионов долларов, взяв на себя обязательства инвестировать еще 120 миллионов после начала эксплуатации. Компания гордится своими большими инвестициями, хотя в финансовых отчетах для инвесторов называет Амулсар «недорогой» шахтой. Поскольку компания подотчетна своим акционерам, генеральный директор «Лидиан» Айк Алоян заявил, что подаст в суд на правительство Армении, если оно решит закрыть шахту.

Активист по защите природы Анна Шахназарян относит это дело к глобальной тенденции, направленной на то, чтобы рынок сам себя регулировал, находясь выше законодательства суверенных государств. Она утверждает, что глобальные державы стремятся к дерегулированию развивающихся стран в целях защиты крупных компаний от любых правовых последствий их действий.

«Мы говорим о компании, которая финансируется главным образом через хедж-фонды. Ее так называемые инвесторы — это агенты, занимающиеся ценными бумагами, управляющие активами, такими как частные пенсионные фонды. Это означает, что они являются чисто финансовыми субъектами. Где есть финансы, там много возможностей для манипуляций», — говорит Шахназарян.

Все с нетерпением ждут, когда революционное правительство новой Армении примет решение по шахте. Дороги к строительной площадке Амулсара перекрыты более трех месяцев. По оценкам компании, ежедневно они теряют 500 000 долларов. Для решения проблемы одновременно проводится несколько проверок. Глава правительства Никол Пашинян создал специальную группу, в которую входят 24 геолога и юриста, члены гражданского общества и представители пострадавших общин. В настоящее время группа изучает документы «Лидиан»… Новый глава департамента охраны окружающей среды быстро принял решение. В заявлении от 27 августа департамент предложил Министерству охраны природы аннулировать отчет по проекту «Амулсар майнинг» за 2016 год по причине «возникших» новых обстоятельств, наносящих урон окружающей среде.

…Основной проблемой является и вопрос биоразнообразия. В районе Амулсар обнаружены по крайней мере один исчезающий вид растений и один исчезающий вид бабочек. В заявлении также содержится просьба к компании воздерживаться от выполнения какой-либо деятельности, связанной с обработкой почвы, до проведения новой экспертной оценки.

Генпрокуратура оперативно отреагировала на требования департамента, объявив, что против компании возбуждено уголовное дело за «нарушение правил защиты и использования литосферы». Согласно заявлению, компания обработала почву, в результате чего государству был нанесен ущерб в размере 18 миллионов драмов.

…Пашинян и защитники Амулсара, похоже, согласны с идеей поддержания революционного духа путем участия общественности в принятии важных для страны решений. Будущее шахты должно стать лакмусовой бумажкой, подтверждающей приверженность новых властей более прямой демократии, но если в дело вступит международный арбитраж, это может стать вызовом суверенитету страны.

Кнар ХУДОЯН

Диагностическая карта для ОСАГО онлайн autotalon.ru



Поделитесь этой публикацией с друзьями


Facebook


Читайте также


Please publish modules in offcanvas position.