Об армянском происхождении Казановы — величайшего соблазнителя всех времен

Об армянском происхождении Казановы — величайшего соблазнителя всех времен

/ Армяне / 15.11.2017

Имя Джакомо Казановы — блестящего рассказчика, непревзойденного ловеласа и мастера шпионажа — давно стало нарицательным. Вот только не сохранилось достоверных сведений о происхождении этого прославленного венецианского авантюриста.

Зато доподлинно известно, откуда и как в Венеции 18 века появился армянский род Casanova. Да и одно из секретных поручений, полученных Джакомо, предполагало как минимум знание языка и менталитета армян.

Кто он — сын дочери сапожника, выскочившей замуж за актера, или молодой красавицы-аристократки, умершей во время родов? Кстати, по второй легенде, ровно через год скончался отпевавший ее священник, который и крестил в 1725 году младенца со звучной фамилией Казанова.

Джакомо Джироламо получил прекрасное образование. Он великолепно владел как шпагой, так и пером, знал несколько языков. Казанова был настолько галантен и обходителен, что его имя сохранилось в веках как символ обольстителя и сердцееда. Но не одно желание покорять двигало им. Постель во все времена была превосходным средством развязать язык — чего только не выбалтывают в пылу страсти! Этот новый тип шпионажа появился в «галантном» 18-ом столетии. Светский лев, присвоивший титул шевалье де Сейнгаля, не терял присутствия духа ни при каких обстоятельствах. «Гнев первым делом как раз и лишает разум способности думать», — писал Казанова в «Истории своей жизни». Роман, воспевающий адюльтер, гомосексуальные связи и даже инцест, скорее всего, далек от реальности — просто матерый авантюрист и литератор отлично знал, как добиться того, чтобы имя твое было у всех на устах. Впрочем, доля истины в этом сочинении есть: нельзя не признать, что автор действительно нашел превосходный способ использовать чужие слабости на пользу себе и Венеции. Он выполнял казавшиеся невыполнимыми поручения, нередко сочетая секретную службу с удовольствием.

Подозрение о наличии армянской крови в жилах венецианского авантюриста вполне оправданно возникает при анализе одного из его дел, потребовавшего поездки в Триест. Еще со средних веков за этот порт и один из самых важных торговых центров Средиземноморья боролись многие государства. В город стекались экзотические товары со всего Ближнего Востока — драгоценности, пряности, шелка... Бойкую торговлю в Триесте вели армянские купцы, умудряясь при этом не платить налогов. Впрочем, в большой степени благодаря их деятельности Триест и процветал, что никак не вязалось с интересами Королевы Адриатики — Венецианской Республики. Высоким государственным мужам Венеции было необходимо разгадать разработанную купцами хитроумную комбинацию. Кроме того, в Триесте обосновались армянские священники, покинувшие остров Св. Лазаря. Богатейшее собрание древнейших рукописей мхитаристов интересовало отцов-инквизиторов. Прояснить схему неплатежей и подобраться к коллекции и поручили Казанове «Пятеро Мудрецов» (Cinque Savii). С 1506г. они ведали в Венеции вопросами коммерции, а с середины XVIIв. чинили суд над турками, евреями и армянами. Казанове мало было иметь представление о менталитете и образе жизни армян: чтобы войти в доверие к купцам, он должен был владеть их языком. Руководители армянской торговой империи тщательно оберегали свои секреты и абы кому их бы не поведали. К тому же в те времена с подобными заданиями к представителям других народов обычно засылали их соплеменников. К счастью, обе эти миссии Казанова провалил...

Доподлинно известно: в Венеции 18 века существовал армянский род Сазапоуа. Его возникновение можно проследить по документам в отделе завещаний нотариального фонда Государственного архива Венеции. Там и хранится завещание 1715г., написанное армянским торговцем Закарием Норатунгяном, переселившимся в Венецию из Константинополя. Через два года его старший сын, тоже Закария, перед своей поездкой в Венгрию составляет, как тогда было принято, завещание, которое подписывает уже не только родовой фамилией Норатунгян, но и ее итальянской интерпретацией — Казанова (Casanova).

«Нор тун» в переводе с армянского, как и итальянское casa nova, означает «Новый дом». Династия Норатунгян возникла еще в Турции, когда предки Закарии переехали из провинции в Константинополь. Кстати, один из потомков этого рода во второй половине 19 века занимал пост министра — Габриел Норатунгян руководил иностранным ведомством Османской Империи.

Армянская фамилия Казанова значится и в «Переписи населения Венеции». На старинном развороте отдельно указаны армяне (как водится, только мужчины), проживавшие в городе каналов на момент 1750 года. Среди имен почтенных граждан, на средства которых содержался храм Сурб Хач, встречаем Закария, Нунчато и Пьетро Казанова. По утверждению известного ученого-мхитариста Гевонда Алишана, тщательно изучившего историю армянской Венеции, четыре поколения Казанова еще отождествляли себя с армянами, а потом семья полностью ассимилировалась.

Эрна Ревазова, Ереван



Поделитесь этой публикацией с друзьями


Facebook


Читайте также


Please publish modules in offcanvas position.