Команда мечты Армянской ССР: как "Арарат" покорял вершину

Команда мечты Армянской ССР: как "Арарат" покорял вершину

/ Армяне / 24.11.2017

 

В 1963 году футбольная команда ереванского "Спартака" была передана в ведение общества «Ашхатанк» (Труд) и переименована. Предлагались разные версии, в том числе и «Ашхатанк».

Но к счастью для всех последующих поколений армянских болельщиков, было утверждено другое название — «Арарат». С этого дня само название команды диктовало единственную цель — вершина! И спустя 10 лет она была взята. В сезоне 1973 года ереванский «Арарат» сполна оправдал свое имя, завоевав обе вершины советского футбола.

В списке спортивных дисциплин футбол в СССР стоял особняком. На футболе советский человек мог немного побыть человеком свободным, будучи частью многотысячного «несанкционированного митинга» по вполне легальным входным билетам. И мог в вольной форме и не особо выбирая выражения обсуждать все — от собственно футбола вплоть до цен на мясо и внешней политики СССР. Футбол был свободой — на трибунах и на поле, где не было руководящей роли КПСС и все решали точные передачи и забитые голы. Плюс ко всему, футбольная команда по определению представляла город или республику. Фразы: «армянские футболисты», «грузинская команда», «киевляне», «минчане» передавали реальную подоплеку чемпионата СССР, ибо не «Шахтер» играл со «Спартаком», а Донецк с Москвой. Потому престижность футбольных побед была запредельно высокой, это была заветная мечта и спортсменов, и болельщиков, и чиновников соответствующего уровня. Воплощением этих стремлений и исполнителем всех желаний являлась она — КОМАНДА. В Армении это был «Арарат». На этом названии замыкался круг: оно обязывало команду идти к футбольным вершинам, а болельщиков — любить и боготворить ее, потому что слово «Арарат», звучащее в эфирах спортивных трансляций СССР, было ответом на многие — далеко не только спортивные — вопросы. В Армении начала 70-х футбол был зрелищем наподобие колизейских. Он был ритуалом. И начинался, само собой, с ритуального шествия болельщиков. В дни матчей все подходы к стадиону перекрывались милицией, и автомобильное движение замирало за пару километров до «Раздана».

Проезжая часть заполнялась гигантским непрерывным потоком людей, торопившихся к месту предстоящего поединка. Опаздывающие направлялись к стадиону не по улице, а прямиком через разданское ущелье — по огромным валунам, что требовало исключительной ловкости. Небольшой автобус ПАЗ у моста «Победа» — «выездная» точка продажи билетов — был обвешан гроздьями желающих попасть на матч. У касс стадиона творилось то же самое — очереди, давка, попытки достать билет на хорошие места, просьбы продать «лишний билетик»… Но билеты покупали в основном болельщики с «эпизодическим статусом», то есть люди случайные. Завсегдатаи же имели абонемент на все матчи, постоянное место на Западной трибуне. Это была элита — все уже знали друг друга в лицо, знали «фирменные» реплики и даже узнавали членов семьи — еще бы, сидеть рядом на одной трибуне в течение всего сезона — 17 матчей чемпионата плюс кубковые! Многие приводили с собой детей, естественно, бесплатно. Просьба потесниться на скамейке (кресел на трибунах тогда не было) была обычной и воспринималась с пониманием — «дети должны это видеть!» Противоположная — Восточная трибуна — беззлобно именовалась «хулиганской», там не было правительственной ложи, было меньше стражей порядка, да и были они лояльнее, так что болельщики в своих эмоциях могли себе позволить гораздо больше, хотя и в разумных пределах.

Прийти за 10 минут до начала матча считалось дурным тоном, ведь «опоздавший», протискиваясь к своему месту, доставлял немало неудобств остальным. Обычно приходили минут за 30 — 40, чтобы пообщаться в кругу «знатоков», обсудить состав на игру, посмотреть предматчевую тренировку команд, сделать прогноз и поднять на смех странную личность, утверждающую, что сегодня возможна ничья! Особенно остро обсуждался вопрос арбитра — «засудит» сегодня или нет? И только когда из тоннеля под звуки футбольного марша выходили на поле команды, все разговоры откладывались на потом, потому что — «начинается!» И начиналось... Захватывающий спектакль, сюжет которого каждый раз писался заново, драматургия, где Шекспир «отдыхал», эмоции на пределе возможного — это был футбол в исполнении «Арарата». В антракте действа — жаркие словесные баталии среди болельщиков: «я же говорил!», «судья неплох», «надо менять такого-то на такого-то», «а пенальти все-таки был!»...

Тонны жареных семечек, сгрызаемых «на автопилоте», клубы сигаретного дыма над гигантской чашей стадиона и единое дыхание десятков тысяч человек. «Раздан» напоминал огромный живой организм, а вечером, в свете прожекторов, представлял со стороны просто фантастическое зрелище. В сезоне 73-го «Раздан» посетило 853 тысячи зрителей — цифра, говорящая сама за себя. Было НА ЧТО посмотреть, и было КОМУ.

Мата не было — публика блюла законы жанра. Не было пьяных. Все разбирались в футболе и ценили красивую игру, с уважением относясь к соперникам, будь то «Карпаты» или «Динамо» Тбилиси. Но, конечно, «Арарат» был вне всякой конкуренции — его просто обожали. Вообще, это была какая-то особая публика — десятки тысяч армянских мужчин, объединенных бурными искренними эмоциями. В те времена в Советском Союзе на футбольных стадионах бытовали довольно строгие порядки: крики на трибунах не приветствовались, забили гол — поаплодируй немного и хватит. То же и на поле — футболистам рекомендовалось после забитого мяча «пожать руку товарищам по команде», но никак не прыгать и обниматься. Но ереванские болельщики — люди южные, горячие — как не запрыгать от радости, как не заорать, когда видишь красавцы-голы своей команды, когда все ближе заветное золото чемпионата? И орали. До потери речи. Если у кого-то хриплый сорванный голос — значит, вчера был на матче. Если мужчины на заводе всю первую половину дня не работают, а о чем-то горячо спорят — значит, наши вчера не выиграли. Вопрос «Как вчера закончилась игра?» был из разряда идиотских — счет матча знала любая домохозяйка, любой ребенок в любом дворе.

Сейчас речевками болельщиков никого не удивишь, они есть у каждой команды и воспринимаются как непременный шумовой фон любого матча. Но первыми в СССР скандировать на трибунах стали именно араратовские болельщики. Сначала просто — «А-ра-рат!», потом появилось «А-ра-рат, уп тур!» («Арарат, жми!»). Позднее появилась странная речевка «А-ер!» («Армяне!»), происхождение которой не имело ничего общего с национально-освободительным движением. Дело в том, что в 1975 году в четвертьфинале Кубка европейских чемпионов «Арарат» играл с мюнхенской «Баварией», в которой, к слову сказать, играли 9 чемпионов мира (Мюллер, Беккенбауэр, Майер, Хенесс и другие). Первый матч из Мюнхена транслировался по телевидению и армяне услышали скандирование немецких болельщиков «Ба-ерн!» (Bayern — так на самом деле называется «Бавария»). «Наш ответ Чемберлену» не заставил себя ждать, и уже в ответном матче трибуны «Раздана» огласились аналогичным кличем с местным оттенком. Ереванский матч «Арарат» выиграл 1:0, но по сумме двух встреч дальше прошла «Бавария»…

Но это было потом. А в 73-м надо было победить в жесточайшем противостоянии с киевским «Динамо», чье звездное время тоже пришлось на первую половину 70-х. Тогда в «Динамо» играли такие мастера, как Блохин, Веремеев, Буряк, Колотов, Мунтян… В течение всего чемпионата команды шли, как говорится, «ноздря в ноздрю». Неудивительно, что и в финале Кубка СССР сошлись именно «Арарат» и «Динамо». 10 октября 1973 года в Москву на финальный матч в Лужниках приехали более тридцати тысяч армянских болельщиков. Примерно столько же болельщиков — из Киева.

Удивительно, но факт — большинство болельщиков-москвичей болели за «Арарат». Билеты? В это трудно поверить, но многие ереванцы, подойдя к стадиону, получали билет... в подарок! Московские армяне дарили своим соотечественникам билеты со словами: «Цавт танем, какие деньги? Ты уже сделал главное — приехал в такую даль на такой матч!» На переполненном стадионе был настоящий праздник. Если бы не сохранившаяся кинохроника, сегодня трудно было бы поверить, что на трибунах Большой спортивной арены в 1973-м было возможно подобное. Музыкальный коллектив народных инструментов? Пожалуйста — дудук, доол, зурна — это трио играло и смотрело игру одновременно. Танцы? А вон, на трибуне четверо танцуют «кочари». Скандировать? Ну это понятно. Что еще? А слабо пронести на московский стадион аккумуляторную батарею и конструкцию из двух шестов, проводов и лампочек? Пронесли. Собрали. Включили. И замигала ярким светом трехметровая надпись из лампочек — «Арарат»! Даже сейчас такого не встретишь, а тогда... И разве могла проиграть команда таких болельщиков?!

Даже проигрывая весь матч со счетом 0:1, все равно верили: можем, должны победить! Верили болельщики, игроки, верил тренер Никита Симонян, выпуская на замену свежих игроков. Шла уже последняя минута матча, динамовцы уже готовились к награждению. Но за 8 секунд до конца Левон Иштоян забил-таки гол! 1:1! Дополнительное время. Именно тогда Симонян сказал араратовцам: «Вы только что встали из гроба и было бы нелепо снова туда лечь!» И они сделали то, чего от них ждала вся Армения. Иштоян забил второй гол, и хрустальный кубок уехал в Ереван. Ликованию болельщиков не было предела, ведь это была первая большая победа армянского футбола. Если сложить рассказы ереванцев, смотревших тот матч по телевизору, получилась бы многотомная энциклопедия страстей футбольного болельщика — один выкурил за матч 6 пачек сигарет, другой на радостях выбросил с балкона старый холодильник, третий кричал так, что потом месяц лечил голосовые связки… А сколько новорожденных назвали после этого Левонами! Прилетев с кубком в Ереван, команда потратила пять часов, чтобы преодолеть 30 километров на автобусе от аэропорта до своей спортивной базы — все дороги были запружены сигналящими автомобилями. Впереди еще были игры чемпионата, еще предстояло бороться за золотые медали, но «Арарат» уже стал живой легендой. Некоторые восторженные болельщики даже предлагали снести памятник Ленину в Ереване, водрузив на место вождя мирового пролетариата монумент Иштояну. Вообще, Иштоян в те дни был главным героем ереванских анекдотов. Вот только пара примеров.

Мать Иштояна спросила соседей:

— Есть ли на свете человек, который играл бы в футбол лучше моего Левончика?

— Есть, зовут его Пеле, и живет он в Бразилии.

— Надо же, такой хороший футболист и такой скромный! Никто о нем ничего не слышал…

В это же время в Бразилии Пеле страдал манией величия, говоря всем: «Я — Иштоян, я — Иштоян»…

Болельщицкий лозунг «Арарат» — команда-звезда, «Арарат» — команда звезд!», позаимствованный у Николая Озерова, вовсе не был преувеличением. В 50 — 60-е годы в Армении играло немало выдающихся футболистов — Кегеян, Овивян, Затикян, Семерджян... Но только к началу 70-х «концентрация» талантов в команде достигла необходимого для завоевания союзных высот уровня. Огромную работу на этом пути проделали предыдущие тренеры «Арарата» — Фальян, Пономарев, Глебов. В 1971-м «Арарат» занял второе место в чемпионате СССР, в 1972-м — четвертое. Тогда же, в 1972-м, в Ереване появился новый стадион-красавец — «Раздан», вмещавший 73 000 зрителей. Когда в 1973-м в «Арарат» пришел Никита Симонян, ему досталась уже практически готовая команда. Все уже ждало заветной победы — и футболисты, и болельщики, и новый стадион. Как шутя говорил сам Никита Павлович, «Мне надо было только не мешать им играть!» Но за скромными словами Симоняна стояла кропотливая работа по созданию настоящего коллектива, сплоченного единой целью — стать первыми. Нужно было воспитать в команде дух победителя, и тренеру это удалось. То была команда величайших профессионалов своего дела. Практически каждый футболист «Арарата» — тема для отдельного рассказа, отдельной статьи. Кроме всего, это был дружный коллектив, единая семья, в которой общими были и радости, и беды. Когда летом 72-го в автокатастрофе погиб защитник Фурман Абрамян — брат вратаря Алеши Абрамяна, — целый год после этого никто не надевал футболку под номером «3», чтобы лишний раз не травмировать Алешу, и тот мог спокойно стоять в воротах...

Каждый игрок имел свой весомый вклад в победу — можно перечислить всех без исключения. Но двое из них делали «Арарат» действительно неповторимой, уникальной командой, способной выиграть у кого угодно в мире. Это были нападающий Эдуард Маркаров и полузащитник Аркадий Андреасян. Пара из разряда «Гуллит — ван Бастен», или «Беккенбауэр — Мюллер». Андреасян умел на поле все — обороняться, отдавать пасы, забивать. И всегда играл с поднятой головой — и в прямом, и переносном смысле. Смотрел вокруг, а не себе под ноги, мяч, как будто дрессированный, жил рядом с ним. Плюс ко всему, Андреасян обладал настоящим бойцовским характером. На игру с ЦСКА он пришел в «гражданском» — только начал тренироваться после травмы, и об участии в матче не было и речи. Однако оказалось, что в заявку на матч он включен. В перерыве тренер попросил его выйти на поле. Он вышел, и, благодаря ему, Маркаров забил единственный, победный гол в матче. Позднее, в 1976-м, в Лондоне, после матча Кубка Кубков с West Ham United, тренер англичан предложил «Арарату» открытый чек — любую сумму в обмен на переход Андреасяна в его команду. Но, понятное дело, тогда это было просто невозможно.

Эдуард Маркаров — это уже совсем другая история. В команде он был самым старшим по возрасту. И самым опытным — он уже был бронзовым призером чемпионата мира в составе сборной СССР. В 1971-м Маркаров перешел в «Арарат» из «Нефтчи», где ему постоянно напоминали о «возрасте» (и это в 29 лет!), намекали, что «стал не тот», а проще говоря — вытесняли из команды. В «Арарате» же Маркаров заблистал как нигде ранее. Будучи низкорослым футболистом (164 см), он, тем не менее, забивал и головой, обладал фантастической техникой и скоростью. Обыграть нескольких соперников ему не составляло никакого труда, как и пробить с любой позиции и с обеих ног. Его результат — 129 забитых мячей в чемпионатах — шестой (!) за всю историю СССР.

Естественно, что, имея в своей команде игроков экстра-класса, болельщики вправе были ожидать только максимума — чемпионства. 29 октября 1973 года в последнем матче сезона на «Раздане» был побежден ленинградский «Зенит» — 3:2, и «Арарат» стал чемпионом СССР. Какие слова способны передать радость и ликование болельщиков? Старые газеты, которые использовались в качестве подстилки на пыльных скамейках «Раздана», в этот день «сгорели на работе» — трибуны вечернего стадиона вспыхнули тысячами самодельных факелов. Победа праздновалась от души и с размахом. Праздник, начавшись на стадионе, продолжился на улицах ночного Еревана, где сигналили машины, танцевали люди, где пили вино и угощали шашлыками. В том октябре в Армении было возможно все. Корреспондент журнала «Аврора» Самойлов приехал в Ереван писать очерк о Ереванском институте математических машин, а в результате на страницах «Авроры» появилась статья о «золотой» осени «Арарата» — разве было тогда в Армении что-либо важнее футбола?

Став чемпионом СССР, «Арарат» мгновенно превратился в культ: «андреасяновский пас», «удар, как у Заназаняна и Бондаренко», «реакция Абрамяна» — все составляющие чемпионства нашли своих поклонников и почитателей. «Иштояны» и «Маркаровы» были в каждой дворовой команде. Даже футбольный мяч с черно-белыми пятиугольниками ереванские дети стали именовать «араратовским». На стенах практически всех зданий появились нарисованные белой краской футбольные ворота и надпись «Арарат!» Вырезанные из газет и журналов фотографии любимцев украшали стены всех сапожных мастерских, ателье. Были выпущены сигареты «Арарат»: в пачках зеленого и малинового цветов; на зеленой — Кубок СССР, на малиновой — золотые медали чемпиона. Они мгновенно стали раритетными и превратились в самый желанный экспонат коллекций. Подпольная индустрия оперативно наладила выпуск брелков с символикой чемпиона, футболок с надписью «Арарат» и прочей атрибутики... Феноменальным фактом является выпуск «самиздатовской» гибкой грампластинки красного цвета с песенкой о любимой команде — каждому из героев была посвящена строчка, а то и целый куплет. Конвертом же этого «хита сезона» служила… виньетка команды. Выиграй сегодня сборная Армении чемпионат мира, и то сомнительно, чтобы началось такое.

Конечно, праздник не вечен, да и жизнь футболистов в большом спорте не такая долгая. Поколение победителей ушло, пришедшие им на смену звезд с неба не хватали, кубки и медали остались в прошлом, переполненный «Раздан» — тоже. Сегодня армянский футбол только мечтает о былых победах, зрители практически не ходят на матчи. Но на полупустых трибунах нет-нет, да и встретишь болельщиков того «Арарата». Им сегодня не позавидуешь, потому что тот футбол ушел, а они — остались. И все же — это самые счастливые люди, ибо они были участниками и творцами футбольной истории, свидетелями прекрасной игры и замечательных побед.

Эдуард Аянян, "Ереван"

 





Поделитесь этой публикацией с друзьями


Facebook


Читайте также


Please publish modules in offcanvas position.