Позорная потеря года. Если б только Армению возглавил Левон Айрапетян...

Позорная потеря года. Если б только Армению возглавил Левон Айрапетян...

/ Армяне / 05.12.2017

Весть о смерти Левона Гургеновича Айрапетяна глубоко потрясла армянский народ и всех тех, кто знал эту уникальную и выдающуюся личность.

Для меня, как и для сотен тысяч и миллионов армян, уход из жизни великого патриота и созидателя Левона Айрапетяна – это прежде всего моральная боль и невосполнимая утрата. Пользуясь случаем, выражаю глубокое соболезнование и самые искренние слова сочувствия семье, родным и близким Левона Гургеновича.

Не будет преувеличением сказать, что сегодня армянский народ и его арцахская часть осиротел на одного великого сына, который рождается, увы, раз в столетие (а может, и более). Всю свою сознательную жизнь Левон Айрапетян посвятил служению интересам своего народа, поскольку он, в отличие от многих других, благодаря своему таланту знал эти интересы, мог выделить приоритеты, организовать работу, проявить настойчивость и упорство, не страшиться изгибов судьбы и издержек системы. Он творил добро и созидал, дарил людям надежду на лучшее будущее и строил базис настоящего...

Левон Гургенович прожил яркую и содержательную жизнь, обладал уникальной эрудицией и чувством юмора, являлся профессиональным журналистом и социологом, оставался романтиком в бизнесе и политике, сопереживал простому народу и старался своим примером изменить жизнь к лучшему. «Знаешь, Саша, – сказал он как-то мне в личном разговоре, – тяжело быть богатым человеком, когда тебя окружает сплошная беднота».

Это был неутомимый человек, чьи идеи опережали время и сохраняли связь поколений. Как известно, свою благотворительную эпопею в родном Карабахе Левон Айрапетян начал с восстановления знаменитого храма Гандзасар ХIII в. В 1990-е годы строительство церквей стало достаточно динамичным явлением, где спонсорами выступали предприниматели. Левон же отмечал, что со своими возможностями он мог бы построить не одну церковь в родном селе и других населенных пунктах Армении и России. Но при этом добавлял, что прежде чем строить новый храм – надо восстановить прежний, разрушенный в ходе известных событий политического ожесточения. И Всевышний благословил Айрапетяна на созидание во имя жизни древнего Арцаха.

Смерть Левона Айрапетяна в мордовской колонии потрясла разум смиренного христианина... И прав здесь Ара Абрамян, когда отмечал: «То, что случилось с Левоном Айрапетяном – тяжелый разговор». К слову сказать, лидер САР А.А. Абрамян до приговора суда внес немалую лепту в освобождение Левона Гургеновича из содержания в СИЗО, за что ему отдельное спасибо. Увы, его силы и возможности оказались недостаточными для полного освобождения Айрапетяна, как и возможности других не менее состоятельных и уважаемых друзей.

Как могло такое случиться, что человек, внесший значительный вклад в развитие бизнеса, культуры, журналистики, гражданского общества, международных коммуникаций, российско-армянского содружества, благотворительность, восстановление армянских и русских церквей, – оказался ошельмован, оговорен и оклеветан показаниями преступника и его близких?.. Как могло случиться, что человек в солидном возрасте с многочисленными тяжелыми заболеваниями (несовместимыми с жизнью) был осужден и отправлен за решетку?.. Как могло случиться, что следствие и судебные органы не вняли доводам защиты и отказали в условно-досрочном освобождении заключенного Айрапетяна по состоянию здоровья?..

Увы, он был загнан как затравленный лев в мордовскую колонию, его аргументы оказались бессильными против воли известных сил, его болезни игнорировались, и администрация дожидалась, как ни странно это звучит, кончины заключенного. Левон устал от этой порочной системы и ушел из жизни, оставив нам свое доброе имя, свершенные дела и новые идеи.

«Я, наверное, сегодня умру...» – эти слова, сказанные им за час до смерти, оказались пророческими. Вся эта ситуация вокруг Л. Айрапетяна, как справедливо сказал Стас Намин, это откровенное свинство.

Похороны Левона Гургеновича в Москве не стали формой громкого протеста, но к нему пришли проститься сотни и тысячи безмолвных армян и друзей, известных и малоизвестных людей. Своим молчанием они оплакивали нашего героя, своим молчанием они презирали пороки системы, своим молчанием они просили прощения за беспомощность, своим молчанием они обещали не забывать его наследие и защищать Арцах и Армению... Символично, что на похоронах из высоких лиц оказался только президент непризнанной Нагорно-Карабахской Республики Бако Саакян, который остался верным памяти друга и несмотря ни на какие условности политического жанра посчитал своей обязанностью проводить в последний путь великого сына земли Карабаха.

К сожалению, другие известные при жизни друзья Левона Айрапетяна из числа армянских и российских властных, творческих и бизнес-кругов по разным причинам и обстоятельствам не смогли проститься с телом покойного. Что ж, политика – дело сложное. Бог им судья. При этом нельзя не отметить, что бывший начальник Генерального штаба ВС Армении генерал-лейтенант Норат Тер-Григорьянц и экс-министр обороны НКР и Армении генерал-полковник Сейран Оганян посчитали своим долгом отдать дань уважения памяти Левона Айрапетяна, а вот Роберт Кочарян по каким-то (очевидно, объективным) причинам не смог прилететь в Москву, не было даже официального соболезнования от главы Армении. А в сущности, какое значение имеет, кто пришел, а кого не было. Если не было искренности в отношениях, то чего демонстрировать форменный траур. Но никто из них не может вычеркнуть имя Левона Айрапетяна из современной истории.

В прессе и частных беседах при жизни и после смерти Айрапетяна высказывались разные версии причин случившегося. Среди них особо выделялись «кавказская» (азербайджанский или армянский след) и «российская» (нефтяная или системная проблема).

Нельзя, конечно, отрицать, что случившаяся с Левоном Айрапетяном (основным спонсором «карабахских сепаратистов», как отмечается в бакинских СМИ) трагедия вызвала определенное удовлетворение в азербайджанских политических кругах. Располагал ли Баку соответствующими возможностями для оказания целевого воздействия на российские круги – однозначный ответ здесь дать сложно, но исключать этого нельзя с учетом известных влиятельных фигур азербайджанской стороны в современной России (достаточно одной фамилии).

Версия о том, что с 2013 г. власти Армении имели основания проявить недовольство официальной позицией Левона Айрапетяна по вопросу решительных системных и кадровых перемен (известная идея «Список» из 27 олигархически-клановых лиц), которая была озвучена на европейском форуме «Армения – диаспора», естественно, отражает состояние сложных взаимоотношений Левона и высших лиц Армении. Однако Л.Г. Айрапетян и ранее позволял себе выражать несогласие с официальной точкой зрения по разному кругу политических и экономических вопросов, но эти расхождения не приводили к какому-либо сведению счетов.

Например, кризис отношений Айрапетяна и властей Карабаха в 2002–2003 гг. по теме налоговых отчислений деревообрабатывающей фабрики «АТА Ванк-Лес». В итоге суперсовременный комбинат, который мог производить высококачественную продукцию и расширять экспорт карабахских товаров, вынужден был прекратить свою работу. Левон Гургенович, исключая всякие коррупционные механизмы, просто закрыл производство якобы по мотивам сохранения уникального лесного фонда Арцаха и начал новую программу экономического развития края с опорой на туризм.

Наконец, вряд ли можно представить, что кто-либо из первых лиц Армении обладает таким магическим влиянием на российскую политическую элиту и правоохранительные органы, чтобы заказывать подобную расправу над известным человеком. Скажете, а какова роль властей Армении в отстранении от общественно-политической деятельности в российской диаспоре Сержа Джилавяна в 1994 г.? Мне неизвестны реальные факты вмешательства армянской стороны в дело С.?Джилавяна. К тому же он больше прославился популистскими заявлениями (чего стоят его претензии на власть в Армении), нежели реальными делами помощи исторической Родине. Наконец, Серж Джилавян никак не мог сравниться по своей популярности и авторитету с Левоном Айрапетяном.

Мне припоминается одна из наших встреч с Левоном Гургеновичем в начале 2000-х гг. в его офисе в «Президент-отеле». Тема беседы свелась к проблеме политических выборов в Армении, сохранения преемственности кадров по защите интересов Карабаха, накопления высокого капитала и организации предвыборной кампании. Тогда мой собеседник, сославшись на личные проблемы со здоровьем, отметил, что сам не претендует на власть, хотя мог бы составить серьезную конкуренцию. Характеристика же очевидных кандидатов имела свои плюсы и минусы. И Левон склонился к поддержке тех лиц, кто и возглавил потом Армению. В завершение беседы мне пришлось осторожно отметить, что, видишь ли, известные кандидаты в Армении и лидеры диаспоры в России, по твоему мнению, не лишены очевидных издержек, но и сам не желаешь взять на себя роль руководителя. Левон Гургенович на это ответил весьма просто, что его самодостаточность отрицает политический соблазн власти, а состояние здоровья обязывает сосредоточиться на реальных благотворительных и бизнес-проектах помощи исторической Родине.

Вспоминая тот разговор, со времени которого прошло более 15 лет жизни Левона Гургеновича, мне почему-то представляется, что лучше бы он возглавил Армению в нулевых годах и внес новые системные изменения в процесс возрождения национальной государственности. Но, увы, прошлое не вернуть.

Нефтяной вопрос со странной историей «Башнефти» (приватизация – национализация – повторная приватизация) как-то сам по себе отпал в ходе следствия, и с Левона Айрапетяна сняли все несостоятельные обвинения по делу посредничества в продаже акций АФК «Система». И все же независимо от того, из каких столиц и сфер бизнеса пошел накат на Айрапетяна, окончательное решение принималось Басманным судом в Москве. Стало быть, если и есть издержки уголовного дела, то адресат известен. Мнение о том, что адвокаты Айрапетяна оказались недостаточно компетентными и порядочными и их замена могла решить исход дела – крайне сомнительно (полагаю, что в профессионализме и репутации Генри Резника в известных кругах сомнений нет).

Что будет с уголовным делом и вопросом реабилитации Левона Айрапетяна, покажет дальнейший процесс, решение родственников и близких друзей по обжалованию в соответствии с процессуальными нормами (об этом достаточно емко высказался на страницах печати один из близких друзей, проживающих в Париже, Мацак Поландян). Мне представляется, что с течением времени его имя будет реабилитировано. Связано ли это будет с политическими трансформациями или обычным судебным разбирательством – неважно.

Во всей этой истории главным для общества остается вопрос сохранения доброго имени, светлой памяти и наследия Левона Айрапетяна. На мой взгляд, в Армении и Арцахе в обязательном порядке необходимо увековечить его имя (название нового проспекта, учреждение медали и общеармянской премии в сфере благотворительности и экономической помощи исторической Родине, возведение памятников, издание документальной литературы, подготовка фильмов).

Наследие Левона Айрапетяна – это его добрые дела помощи Арцаху (строительство туристических объектов, восстановление дорог, развитие инфраструктуры, расширение энергетического потенциала, социально-экономическая поддержка демографического роста по проекту «Свадьба в горах» и мн. др.), программы политического вовлечения диаспоры в жизнь Армении (идея создания двухпалатного парламента – Палата Республики и Палата Нации, организации Союза армянских резервистов или Армянского легиона), ужесточение борьбы с коррупцией и произволом чиновничьего аппарата, развитие локомотивных направлений армянской экономики (сельское хозяйство, экологический и исторический туризм, легкая промышленность, информационные технологии и др.).

Многие его планы не были завершены из-за известных событий и трагической кончины. К ним можно отнести строительство военного учебного заведения им. А. Суворова и В. Мадатова в Ванке, развитие туристической инфраструктуры края, проведение новых массовых свадеб – 1400 пар, политическая реформа армянского парламента и мн. др. Я понимал: чтобы развивать идеи Левона Гургеновича, необходимо создание именного фонда по типу Фонда Галуста Гюльбенкяна. Фонд имени Левона Айрапетяна создан, стало быть, человек при жизни планировал механизм последующего развития созидательных идей. Но кто будет опекать данный фонд?

В числе близких и достойных друзей Левона Гургеновича особо выделяется не менее гениальная армянская личность современности в лице известного российского бизнесмена Рубена Варданяна, который пользуется большим уважением и доверием людей. Отзываясь о Рубене Варданяне, Левон Гургенович приватно отмечал свое восхищение талантом этого незаурядного человека и его патриотизмом. Их связывала дружба и большие дела на благо исторической Родины. Р. Варданян внес немалый вклад в возрождение Армении, реализовал важные экономические и международные проекты (например, «Крылья Татева» и премия «Аврора» за противодействие преступлению геноцида). Его присутствие на похоронах Л. Айрапетяна в очередной раз показало высокую личную порядочность. Я не знаю, каким образом Рубен Варданян может быть задействован в развитии идей и планов Левона Айрапетяна, но его мнение и позиция будут с достоинством приняты армянским народом.

Левон Гургенович был замечательным и увлекательным собеседником, полет его мыслей поражал своей естественностью, глубиной владения проблемой и неординарностью предлагаемых решений. Он был воистину героем нашего времени, достойным сыном своих родителей и великим патриотом армянского народа. Своими делами и поступками Левон Айрапетян сполна отдал своему народу налог за генетику армянина. Фактически он пострадал за неумение отступать.

Можно сказать, что имя Левона Айрапетяна в армянской истории сопоставимо с такими яркими именами, как Александр Манташев, Галуст Гюльбенкян и Кирк Киркорян. Вряд ли Левон следовал примеру великих предков, он просто был великим армянином и создавал новый пример ратных дел. «Лишь тот состоятельный армянин достоин уважения, кто не забывает истоков своего происхождения», – эти слова Александра Манташева весьма уместны для оценки созидательной деятельности Левона Айрапетяна.

Прощай, друг... Нам будет не хватать твоих идей, твоей целеустремленности, энергии и уникального юмора. Спасибо за то, что ты был и творил, жил и горел... Твое имя навечно сохранится в истории Гандзасара и всей Армении!.. Мы возносим свои молитвы к Господу и просим принять смиренную душу достойного христианина Левона и открыть ему врата царствия Божьего...

Александр СВАРАНЦ, доктор политических наук, профессор
Ноев Ковчег 





Поделитесь этой публикацией с друзьями


Facebook


Читайте также


Please publish modules in offcanvas position.