Почему в Пскове "армянские дороги"?

Почему в Пскове "армянские дороги"?

/ Интервью / 30.03.2018

«Псков — Московский Комсомолец» опубликовала беседу корр. Ольги МИРОНОВИЧ с председателем областной правозащитной организации «Армянская община «Урарту» Меружаном ВЕРМИШЯНОМ (в левом уголке снимка). Уроженец Армении, он много лет назад приехал в суровый Псковский край, да так и остался.

Сегодня он бизнесмен и лидер армян области. Связи с родной Арменией не прерывает, занимается благотворительностью и т.д. Так, после 4-дневной войны подарил армии Арцаха две санитарные машины. Трудно сказать, насколько типичен Вермишян для армянской диаспоры России, но это не важно. Важно то, что это умный, трудолюбивый человек, живущий заботами России и Армении.

Когда я 35 лет назад впервые приехал в Псков, знаете, что меня удивило? Вот что могло удивить в Пскове человека с Кавказа, как вы думаете? Ни за что не догадаетесь! Я увидел, как русский парень жарит на костре мясо… «А что это ты делаешь?» — спрашиваю. «Не видишь, что ли? – шашлыки жарю…» — «А по-моему, ты мясо жжёшь!» А сегодня попробуй – подай русскому человеку горелый шашлык. Это и называется – взаимопроникновение культур. Вы думаете, зачем Псковской области армяне? А затем, что у нас чуть ли не самый быстровымирающий в России регион. И это даже благодаря мигрантам никак не получаетя исправить. Потому что до украинских событий в Псковской области российское гражданство получали меньше 1000 человек в год. Для региона с населением 650 тысяч это мизер. Ещё одна проблема, о которой мало кто говорит, – это мало хороших рабочих мест. Когда я у псковских студентов спрашиваю, где вы будете работать, они обычно говорят, что надеются как-нибудь перебраться в Питер или в Москву. А послушать некоторых коренных псковичей, так это мы, армяне, у них лучшие рабочие места отнимаем. Глупости!
Вот почему Псковская область попала в федеральную программу переселения соотечественников. Как член межведомственной комиссии по привлечению соотечественников в Россию, я вместе с коллегами ещё к тому же добивался, чтобы наш регион включили в число регионов приоритетного развития, чтобы у иностранцев было больше стимулов приезжать именно к нам. Необязательно из Армении. В основном-то к нам едут из Украины и Молдовы. Но нас не включили. Я спросил у заместителя губернатора Николая Цветкова, почему. Он говорит, всё дело в деньгах. «Назовите суммы!» Оказалось, 43 миллиона. Для федерального бюджета – это всё равно что на семечки. Они там в Москве и не заметят. Но не дают. Жалеют.

— А сколько в Псковской области всего армян?
— По последней переписи населения – 2387 человек. Значит, с учётом латентных тысячи три, три с половиной. Но с тех пор прошло 8 лет. Значит, сейчас тысячи четыре, учитывая тех, кто приехал после.

— Прямиком из Армении?
— К сожалению. Я единственный член межведомственной комиссии по привлечению соотечественников из-за рубежа, который против, чтобы в Россию приезжали армяне из Армении. Знаете почему? Потому что любая культура без народа иссыхает. А в Армении уже и так есть опустевшие населённые пункты.

— Но армяне и так рассеянный народ. Из-за геноцида.
— Это правда. От хорошей жизни никто не разбегается. Причём первые убийства турками армян в 1892 году были описаны великим русским писателем Амфитеатровым, который наблюдал их из окон гостиницы.

— Вы человек верующий?
— Я не противник веры – я бы так это сформулировал.

— У вас же немного другая вера, чем у православных?
— Никакая не другая. Просто мы крестимся от сердца, а не к сердцу, как православные.

— Значит, вам в Пскове армянская церковь не нужна?
— Нужна.

— Зачем?
— Потому что у неё совсем другая архитектура и потому что во всём мире армяне сплачиваются вокруг своих церквей.

— Так почему же вы до сих пор не построили в Пскове армянскую церковь? В чём проблема?
— А нет никакой проблемы. Четыре года назад мы зарегистрировали Псковский приход Армянской Апостольской Церкви. А в прошлом декабре отправили на согласование документы по выделенному нам для строительства храма участку. Просто нас долго не устраивали те места, которые нам городская власть предлагала. Например, болота за вокзалом. Чтобы никого не задеть, мы придумали построить армянскую церковь немножко в стороне. Знаете виадук возле ипподрома? Проезжаете ещё метров 500 и на берегу реки прекрасное место. Мы попросили его. Позавчера мне позвонили из госкомитета Псковской области по имущественным отношениям и сказали, что губернатор скоро подпишет распоряжение.

— Православные смогут в этот храм ходить?
— Да вы что? Конечно. И мусульмане! Меня же никто из православных храмов не гонит. Бывает, какая-нибудь бабушка начнёт ворчать, что я не с той стороны крещусь. Но я ей говорю: «Да мы, армяне, уже тысячу семьсот лет так крестимся!» — она и успокаивается.

— Вас по национальному признаку часто оскорбляют?
— Давно уже никто не оскорбляет. Это в советские времена бывало. Но я всегда давал культурный отпор.

— Разве мы, псковичи, такие уж толерантные с нашим-то пограничным менталитетом?
— «Скобаристан» (по легенде, Петр I назвал псковичей «скобарями», т.к. они издревле занимались кузнечным делом. — «НВ».), конечно, немножко другой, чем другие регионы России. В советское время Псков даже от Гдова сильно отличался в этом отношении. Мы когда в Гдовский район работать на стройку приехали, как в другую страну попали – настолько там к армянам было хорошее отношение. Наверное, потому, что местные видели, что мы пашем, как негры…

— Как армяне, вы хотели сказать?
— В последнее время я почти не слышу слова «чёрные»… Может, потому, что я стал мало ходить по городу, а всё время езжу на автомобиле? Но я всё равно не думаю, что псковичи менее толерантны, чем кто-либо ещё. Я давно заметил, что национальная тема начинается, когда заканчиваются другие аргументы. Человек неправ, но вместо того, чтобы извиниться, начинает оскорблять. Если он невоспитанный. Не бывает деревни, где нету собаки! Грубая пословица, но это правда. Но ведь и ленинградцы к псковичам точно так же относились, когда мы к ним за колбасой ездили: «Опять эти скобари понаехали!» Так что дело тут, думаю, было не в национализме, а в том, что не хватало продовольствия.

— Вы-то сами как в Псковской области оказались?
— Я вслед за дядей, который ещё с 74-го года сюда приезжал на шабашку. Кстати, что это за русское слово такое – «шабашка»? Почему в России говорят «шабашить», а не «работать»? Когда я в 1987 году в совхоз «Большевичка» Псковского района приехал, мы знаете, как «шабашили»? Вставали в 6 утра и на стройплощадку, а возвращались в 10 вечера в таком состоянии, что даже уже есть не хотелось.

— Зато зарплата была, наверное, не как у обычного рабочего?
— Это правда, я получал в месяц от 700 до 800 рублей, а когда стал бригадиром – и того больше. Как генерал. Или как космонавт. Потому что на заводах в те времена платили максимум 250 рублей в месяц. Местные говорили: «Вы нас грабите». Один раз директор совхоза приходит и говорит: «Даю три выходных дня всей твоей бригаде». – «Зачем? Почему?» — «Отдохните». Оказывается, его совхозные рабочие возмутились, почему он столько денег платит приезжим, а не своим трудягам. Он говорит: «Хорошо, вот вам задание. Сделаете за неделю – получите столько же». Проходит день, другой, он опять к нам: «Возвращайтесь на стройку! Мои негодяи за два дня не смогли сделать того, что вы за два часа делаете». Потому что ему надо было, чтобы коровник был построен до 1 сентября, максимум до 20-го. Иначе скот будет некуда на морозе девать и все коровы передохнут. И мы были заинтересованы до холодов дело закончить.

— И долго вы эдаким манером коровники псковичам строили?
— Не только коровники! Я один жилой дом построил. Он до сих пор стоит. Остальные объекты все до одного снесены. Потому что очень скоро не стало ни совхозов, ни коровников. А ведь у нас в одной «Большевичке» было шесть тысяч свиней и две с половиной тысячи голов крупного рогатого скота! Теперь говорят: «Это Ельцин всё разрушил». Неужели? Ельцин пришёл и все совхозы вам лично разрушил? Ещё скажите, что Горбачёв Советский Союз развалил! Я вам вот что скажу: совхозы и Советский Союз рухнули не из-за Ельцина с Горбачёвым, а из-за того, что система неправильная была. Мой покойный дед ещё в 37 году ходил по деревне с кинжалом в руках и кричал по-русски «Долой колхозы!»

— По-русски?
— Да, потому что он в Первую мировую в царской армии служил. Когда моя мать говорила ему: «И откуда ты столько всего знаешь?», он отвечал, что у них в армии два раза в неделю были политзанятия. Но не такие, как в советской. Не про политику, а настоящее образование.

— Дед с наградами с войны вернулся?
— Нет. Потому что кроме него в армию был призван его дальний родственник из соседней деревни. Неграмотный, как и все. Офицер их построил и говорит: «Напра-во!» или «Нале-во!» А тот каждый раз поворачивался не туда. Офицер оказался грубияном и стукнул его прикладом по голове. Мой дед не выдержал – и отдубасил того офицера, после чего, конечно, попал на два года в дисбат.

— Значит, в 37-м году он опять нарывался? Его за это репрессировали?
— Арестовали, но до лагерей дело не дошло. Другой мой дед, тогда ещё будущий, его от тюрьмы спас. Но в 90-е все колхозы и совхозы всё равно рухнули. И Советский Союз рухнул. Из-за фундамента. Посмотрите на американскую Конституцию. Враждебные нам американцы за 300 лет в неё всего три поправки внесли. А нашу Конституцию только и делают что меняют – туда-сюда. Превратили Конституцию России в какую-то бумажку! А она хорошая. В ней, правда, слишком много власти президенту даётся, но по сути это нормальная Конституция демократического государства. И теперь, когда говоришь сотруднику полиции, «а вы читали Конституцию?», он мне отвечает: «Зачем мне Конституция, у меня есть приказ». И даже не понимает, что приказ не может быть выше Конституции.

— Вы по образованию юрист?
— У меня, к сожалению, незаконченное высшее образование. Я учился в великолукской сельскохозяйственной академии, но бросил её. Глупость, конечно, совершил. Я в те времена слишком много для молодого парня зарабатывал. А тут мне преподавательница на экзамене и говорит: «Пока из ста растений гербарий не соберёшь – я тебе оценку не поставлю».

— Так вы из-за гербария?
— Из-за него. Мне потом мой большой друг, декан заочного факультета сказал: «Принеси зачётку – мы тебе и так поставим». Я зачётку принёс и забыл о ней.

— А чем вы сейчас занимаетесь?
— Производством полимерных изделий. Делаю всю ту термоусадочную плёнку, в которую завёрнуты бутылки и которую вы видите в каждом магазине. А ещё тепличную плёнку, поливочные шланги, окна ПВХ и всякий ширпотреб.

— А все думают, что армяне в основном торгуют…
— Армян в псковской торговле почти нет. Их даже в псковском общепите не больше 10%. Когда я в 2011 году в Вологду ездил, там вообще не было ни одного армянского кафе. Я удивился: как так. А потом понял. Это потому, что в богатых регионах серьёзные люди занимаются в основном строительством, лесозаготовками. Им ни к чему возиться с общепитом. В Псковской области не совсем так. Но и тут армяне — это в основном строительный комплекс и дорожное строительство. Что мы делаем – у вас всегда перед глазами и под ногами!

— Так это армяне виноваты, что у нас «убитые дороги»?
— Нет, армяне виноваты, когда что-то плохо сделано. А когда не сделано – это власти виноваты.

(C сокращениями) 





Поделитесь этой публикацией с друзьями


Facebook


Читайте также


Самое читаемое

Please publish modules in offcanvas position.