Не инвалид, а герой: Вреж Киракосян о том, как победить судьбу

Не инвалид, а герой: Вреж Киракосян о том, как победить судьбу

/ Интервью / 23.11.2017

Вреж Киракосян – известный художник, автор книг, мотивационный оратор, муж, отец чудесной четырехлетней дочки.

Это при том что у него СМА – редкое наследственное нервно-мышечное заболевание. Сам Вреж шутит про себя: «Да, у меня спинальная мышечная атрофия, но я перевожу СМА как “самый милый армянин”», пишет о нашем соотечественнике pravmir.ru.

Когда его жена была беременна, их называли эгоистами и присылали угрожающие видео больных детей. Художник, писатель и самый лучший на свете муж Вреж Киракосян делает все, чтобы его дочь никогда не стеснялась, а только гордилась своим отцом.

Мы встречаемся с Врежем в московской гостинице. Я знала, как он выглядит, и уже читала в книге Врежа «Душа моя в стиле ню», как при первой встрече его будущая жена поразилась, какой он маленький. Меня же удивили его глаза – жгучие, настоящие мужские, оценивающие. В комнате много цветов. Вреж тут же командует жене составить мне букет.

– Цветы нам подарила одна хорошая девушка, жена офицера Сабина, мы с ней знакомы года два. Скажите, что значит ваше имя? Кстати, вы играете в шахматы?

И нескрываемое разочарование на мое «не-е-ет».

Любовь Врежа к шахматам пришла через страсть к азартным играм. Сначала в детстве он играл в лото, потом в карты на деньги с соседями.

– Я понимал, что азартные игры до добра не доведут, боролся с зависимостью. Помогло новое увлечение – шахматы. Правда, взрослые мужчины не хотели играть со мной, им было стыдно мне проигрывать, и после череды выигрышей я обычно был только наблюдателем. А к 15 годам я уже серьезно увлекся рисованием, и все свободное время было посвящено творчеству.

– А почему вас назвали Врежем? Даже как-то жутковато звучит – месть.

– Двоюродный брат пророчил мне судьбу мстителя, так как мой папа по дурацкой пьяной выходке сел в тюрьму буквально перед моим рождением. Брат считал, что я захочу отомстить отцу за то, что он оставил семью на шесть лет, взвалив весь груз ответственности за детей на мамины хрупкие плечи. Государство дало нам однокомнатную квартиру, и мама должна была отработать 10 лет дворником.

Мать у Врежа русская, отец армянин. Родители познакомились, поженились и приехали жить в Армению. Семья ждала пятого ребенка, когда отец попал в тюрьму. Вреж родился полностью здоровым, весил 4,5 килограмма и все говорили про него – «будет богатырем». Но потом случилась травма, которая и запустила наследственное заболевание. Из здорового малыша он превратился в инвалида.

– Меня мама крестила в Русской Православной Церкви, мое новое имя – Виталий, что значит «жизненный». Вот вы сами скажите: во мне больше жизненности или мести?
Вреж снова посмотрел на меня пристально и жгуче… Он как будто читает мысли:

– Как ни странно, в моем окружении очень много красивых девушек, хотя посмотрите на меня – мое тело жутко деформировано, мышцы атрофированы, сил хватает лишь держать карандаш и кисть в руке. Но, что самое важное, я женат на чудесной девушке Елене, которая не только подарила мне свою любовь, но и лучшую на свете дочь!

– Когда ваша дочь подрастет, она может начать вас стесняться. Вы готовы к этому?

– Я совершенно этого не боюсь. Скажу больше: я считаю такое развитие событий невозможным, если только я сам не начну стесняться себя, не потеряю чувства собственного достоинства и веру. Я уже давно победил комплексы, неуверенность, жалость к себе, боязнь перед людьми, зависимость от мнения большинства.

Папа – инвалид? Нет, папа – герой! Я готов лезть из кожи вон и дальше всеми усилиями добиваться того, чтобы, взрослея, моя дочь продолжала гордиться своим папой.

А знаете, как я смог победить свой комплекс неполноценности? Я узнал, по каким параметрам нас оценивает Бог: он смотрит не на наше тело, силы, ум, возможности, а на сердце!

Тогда я спросил себя: чье мнение мне важнее – человеческое или Божье? И я перестал комплексовать перед людьми из-за моих физических дефектов, так как начал обращать внимание на состояние своего сердца.

– Вы много пишете в соцсетях. Была ситуация, когда вы просили своих подписчиков о молитве?

– Много раз. Особенно когда предстоит перелет из одного города в другой, потому что с ребеночком страшно летать, боюсь за дочку. Но не только в этих случаях. Например, я просил молитв, когда мы в этом году наконец-то смогли взять в ипотеку квартиру в Казани. До этого мы все время кочевали, как цыгане, с одной съемной квартиры на другую. Я все время хотел переехать в Россию из Армении, потому что мама русская, потому что думаю я на русском языке…

– Выставки часто бывают?

– Четыре года подряд у меня проходят выставки в Москве. Была персональная выставка в музее имени Вернадского, Армянском храмовом комплексе, в музее Островского на Тверской.
А в этом году в «Доме на Патриарших» была совершенно новая выставка, я подготовил 33 картины не на холстах, а на палитрах. Выставка так и называлась – «33 палитры Врежа Киракосяна». По возрасту, мне 33 было. Сейчас уже 34.

…Жена у Врежа миниатюрная, симпатичная. Всегда спокойная, улыбчивая. О своем супруге говорит с нежностью.

– Вреж – очень заботливый, терпеливый, но и главная защита и опора в нашей семье. Многие меня жалеют, что я замужем за инвалидом, но я считаю, что все наоборот. Это мне повезло, что

Вреж со мной, он самый лучший муж!

История любви Врежа и Елены описана в книге «Душа моя в стиле ню». Пермячка Елена Белкина увидела в интернете обращение Врежа, в котором он просил помощи в сборе средств, чтобы съездить в Израиль и получить качественную диагностику. Девушка растрогалась и выслала на счет Врежа часть своей зарплаты, а 31 декабря позвонила, чтобы поздравить его с Новым годом.

Молодые люди продолжили общаться в «ВКонтакте», завязался роман… История их любви вызвала интерес СМИ. После передачи «Пусть говорят» и других телешоу Вреж стал известен.

– Вам лично что дало участие в этих передачах?

– Очень много хорошего и много плохого. Хорошее – знакомство с потрясающими добрыми людьми, с которыми мы дружим по сей день. Многие самые обычные люди поддержали нас материально, я смог продавать свои рисунки, портреты, я был завален заказами.

Но у меня руки не работают, я не могу быстро рисовать. То, что осталось от двигательной функции моей правой руки, – небольшой диапазон движений, поэтому восемь портретов в месяц – это максимум, что я мог сделать.

Помимо этого, в интернете открылся поток осуждения, критики, даже ненавистных пожеланий. Когда жена была беременна, многие нам писали недобрые сообщения: называли нас эгоистами, что думаем только о себе, о своих «хотелках», не переживаем о том, что ребенок может унаследовать мою болезнь.

Присылали нам видео больных детей – «Вы этого хотите?». Нам было очень страшно.

Но все нападки и «пожелания» не оправдались, как видите, Машенька у нас абсолютно здоровый ребеночек, и мы бы очень хотели еще пополнение. Но как Бог даст.

Тамара АМЕЛИНА (с сокращениями) 





Поделитесь этой публикацией с друзьями


Facebook


Читайте также


Please publish modules in offcanvas position.