Спеть "Дле яман" как она никто другой так и не смог: памяти великой Флоры Мартиросян

Спеть "Дле яман" как она никто другой так и не смог: памяти великой Флоры Мартиросян

/ Культура / 12.11.2017

Сколько о ней можно рассказать разного? О ее жизни на сцене. Восстановить в памяти ее песни - тоже разные, ни одна не похожа на другую.

Или рассказать о ее увлечениях, пристрастиях - их так много, что хватило бы на несколько жизней. Она прожила короткую, но яркую жизнь. В этом году ей исполнилось бы 60 лет, и уже пять лет ее нет с нами.

СЛАВА К ФЛОРЕ МАРТИРОСЯН ПРИШЛА В 1978 ГОДУ, когда она стала лауреатом международного фестиваля в Гамбурге. Именно с этого фестиваля началось ее победное шествие по подмосткам нашей страны и за рубежом. Но и сразу же продолжалось нелегкое сражение певицы за сохранение своего самобытного таланта, ювелирная работа по его шлифовке, творческая битва за его расцвет.

Борьба серьезная, болезненная, полная побед и поражений, ставшая основой ее жизни, внешне такой блестящей, процветающе соблазнительной... Все, что она исполняла на сцене, неотразимо, все превращалось в истинную поэзию, сила которой до сих пор непостижима и необъяснима. Природа Ширака щедро наградила певицу голосом редкостной красоты - полетным, теплым, проникающим в самые глубины души, ранящим, как всякое слишком сильное чувство. И всю ее создала словно специально к этому голосу, одарив особым обаянием, способностью петь легко, свободно, как птица, будто и труда это никакого не стоило.

Казалось бы, в ее пении не было ничего броского, эффектного, но знакомые слова и мелодии вызывали в нас чувство душевного очищения. Ее сердечный голос буквально завораживал: звучал то таинственно, то истово, потом снова будто истаивал в воздухе. Горькое пиано вокализа звучало как плач, как стон. Многое из того, что поют и пели другие, открыла только она. Только она превратила простые народные и ашугские песни в высокие образцы лирической музыки. Вот почему где бы ни пела Флора Мартиросян - в Армении, США, Франции, России, Ливане, странах Азии, - все замирали, потрясенные ее пением, отрешенные от всего, кроме ее голоса. И тогда не удивляет, что музыкально немудреные песни были подняты ею до высочайших вершин лирики, неповторимых, неподражаемых, ибо это - поэзия в высшем ее значении, соседствующая с трагедией и выражающая все разнообразие и глубину человеческих чувств.

Сколько раз мы слушали песню "Келе, лао", сколько знали интерпретаций, но Флора неожиданно наполнила песню таким сильным лиризмом, что дух захватывает. Ее искусство было наполнено могучими, терпкими соками родной земли, подлинным, "из первых рук", ощущением природы родной страны. Возможно, именно от этой почвенности и первозданности и шел чрезвычайно сильный ток музыкальной энергии, который трагическое озаряет светом высокой гармонии и заставляет каждый миг ощущать как торжество жизни.

ВОТ ВЕДЬ И "ДЛЕ ЯМАН" АССОЦИИРУЕТСЯ ПРЕЖДЕ ВСЕГО С Флорой Мартиросян, хотя она далеко не первая исполнительница этой песни. Я слышала много исполнений, но ни одно из них не потрясает так, как мартиросяновское. В том, как она вполголоса, но внутренне наполненно пела, были глубокое понимание песни, чувство образа, неизъяснимая печаль. Казалось, гордая и страстная исповедь о горькой судьбе вырывалась из самого сердца певицы. Психологизм этой песни завораживал своей трагедийной сгущенностью. Точное эмоциональное ощущение каждой детали и, самое главное, подача слова получали у Флоры Мартиросян органичное воплощение. И ощущение, что, исполняя особенно любимые ею песни, она подключала энергию, тот импульс, который необходим для вступления в контакт со слушателями, чтобы пробить оболочку, которой в обычной жизни защищена душа человеческая. Это та вершина, покорить которую удается очень немногим.

Как ей удавалось передать слушателю трагедию человеческой души, донести до аудитории современность шедевра, рожденного века назад? Думается, помогали ей в этом замечательная художественная интуиция и высокая культура. Флора именно проживала в музыке жизнь своей героини со всей искренностью чувств. К тому же была еще одна особенность у замечательной певицы: раскрыть все, что заложено в песне, и привнести в нее столько своего, что выразительнее нее не споешь.

Большая часть песен, исполненных певицей, была посвящена Родине, армянской земле, ее высоким горам, стремительные рекам. Когда звучала в ее исполнении песня "Весна", создавалось почти зримое ощущение того, что она видела именно в этот момент эти зеленые луга, могучую красоту горных вершин.

Казалось бы, что мешало певице ограничить свой репертуар народными и гусанскими песнями, она владела целой их сокровищницей. И все же как ни милы были ей старинные песни, доносящие до нас историю, быт, мысли людей ушедшего времени, она не хотела жить только отблеском прошлого. Ее волновало и то, чем мы живем сегодня, песни, написанные современными композиторами. Особое место в ее репертуаре занимали песня "Любовь пусть останется тайной" на слова Шираза, созданная Владиленом Бальяном, и его же песня о любви "Вернись" на слова Ваана Арутюняна, которую она пела в дуэте с Кристине Пепелян.

Эти песни В.Бальяна в исполнении Флоры Мартиросян стали маленькими поэмами: исполнительнице удавалось как бы изнутри расширить их глубочайшее поэтическое содержание. Певица покоряла ощущением жизни в каждой фразе, драматической насыщенностью смысловых акцентов. А ведь раскрыть в них психологическую суть мог лишь артист не случайной, не мимолетной искренности. Здесь сказалась чуткость Флоры Мартиросян к композиторскому стилю. Поразительная музыкальность помогла певице уловить гибкую смену настроений, избежать ложных чувств. Как точно был схвачен ритм душевных перемен: страдание, томление, разочарование и вновь надежда...

НАЧИНАЯ С 90-Х ГОДОВ ПЕВИЦА ЖИЛА В АМЕРИКЕ, и ее творческая деятельность развернулась еще масштабнее. К тому же она выявила и свои организаторские способности: создала две музыкальные школы им. Комитаса. Многое делала для укрепления связей между Арменией и Спюрком. Ее активная деятельность получила признание и у нас, и за рубежом. По словам Владилена Бальяна, певица удостоилась звания народной артистки республики, минуя звание заслуженной. В свое время этой чести удостоились блистательный музыкант, руководитель прославленного Ансамбля песни и пляски Армении Татул Алтунян и замечательный инструменталист и композитор Александр Александрян.

Вся художественная деятельность певицы по сути была просветительством. Но в пропаганде армянского искусства она была поистине неутомима. В 2009 году она основала благотворительную организацию Artists for Peace, членами которой стали всемирно известные голливудские звезды.

С 2011 года Ф.Мартиросян начала осуществлять свой самый крупный проект - цикл концертов под названием "Больше никогда", посвященных памяти жертв Геноцида армян в Османской Турции. Первый концерт проекта состоялся в лос-анджелесском зале "Гибсон" в ноябре 2011 г. В нем приняли участие такие звезды мирового масштаба, как 25-кратный лауреат премии ГРЭММИ, основоположник классического соула, посол мира в ООН Стивен Уандер, брат голливудской звезды Шэрон Стоун актер Майкл Стоун, Эрик Бенет, Чака Хан, Алексис Василиу, Арто Тунчбояджян.

В преддверии 100-летия Геноцида армян к проекту Флоры Мартиросян присоединились известные музыканты, деятели искусства, спортсмены, стремясь еще раз привлечь внимание мировой общественности к преступлениям против человечности.

Майкл Стоун, оказавшись на одном из первых концертов певицы, был потрясен, услышав в ее исполнении "Дле яман", и тут же решил присоединиться к ее акции. В концертной программе певицы был представлен фильм "Остановитесь, люди!", снятый Жирайром Дадасяном при поддержке Флоры Мартиросян и Майкла Стоуна.

Ноябрьский концерт проекта имел феноменальный успех и большой резонанс в мировой прессе. Проект продолжился по всему миру и завершился грандиозным концертом в Армении в 2015 году. К сожалению, уже без певицы. Она скончалась в ноябре 2012 года... Но горит ее звезда.

Наталия Гомцян, ГА



Поделитесь этой публикацией с друзьями


Facebook


Читайте также


Please publish modules in offcanvas position.