Исчезнет ли Амулсар с лица земли ради золота: сложное решение Пашиняна

После встречи с жителями окрестных с месторождением Амулсар населенных пунктов премьер-министр Никол Пашинян провел закрытую встречу с правящей фракцией Мой шаг. Вопрос Амулсара, который после революции жил в режиме «мины замедленного действия», судя по всему, близок к «подрыву».

После того, как группа граждан перекрыла дорогу к Амулсару, было ясно, что со временем к ним присоединятся различные заинтересованные экономические и политические группировки, которые попытаются использовать протесты в своих целях, в частности, для генерации недовольства против новой власти. Сейчас эта тенденция проявляется особенно явственно.

Но этого следовало ожидать еще год назад, когда перекрывалась дорога. Не ожидала новая власть торпедирования работы Амулсара и явно не смогла быстро ориентироваться, будучи скованной в том числе революционной репутацией.

Вопрос остался, и оригинальных решений нет по сей день – эксплуатацию надо либо позволить, либо запретить. В случае запрета придется выяснять отношения с международным инвестором. Что касается экологических угроз, то этот вопрос также остается предметом острых споров. Но дело этим не ограничивается.

Остается вопрос, как следует поступить с другими добывающими объектами, которые работают уже годами и по своим стандартам явно уступают тем, что предлагает компания Лидиан по Амулсару.

И, исходящий вопрос – почему экологические и гражданские группы не столь принципиальны в отношении других добывающих проектов, владельцами которых являются либо аффилированные с прежней властью лица, либо российские компании? Почему проблемы возникли именно с западным инвестиционным проектом?

Сложно говорить о закономерности, но уже сформировался ряд западных компаний, к которым в Армении были не особенно доброжелательны.

Вхождение французской Карфур на армянский рынок напоминало одиссею, так же, как попытки американской Контур глобал приобрести Воротанский каскад. Да и с компанией Лидиан не все было окей при прежней власти: выдача лицензии компании стала предметом разночтений между различными властными группировками.

До этого потерпели неудачу первые попытки армянской власти приватизировать Электросети – в тендере принимали участие западные компании, российские остались вне конкурса, из-за несоответствия стандартам. В итоге тендер провалился, и Электросети оказались в собственности российской госкорпорции.

Есть еще один принципиальный вопрос – нужна Армении добывающая промышленность? В идеале от нее следует отказаться. Но проблемы и вызовы Армении чрезвычайно сложны для того, чтобы отказаться от этого ресурса. Поэтому вопрос должен рассматриваться в контексте определения форматов стандартизции и распоряжения национальными благами. Армения, видимо, пока не готова к глубинному, содержательному обсуждению, поскольку не владеет культурой и форматом таких обсуждений. Это признак не только институционального, но и общественно-политического, ценностного кризиса, который постсоветские правящие и оппозиционные элиты не только не пытались разрулить, но и всячески его усугубляли.

АКОП БАДАЛЯН

Лрагир