Никол Пашинян сдал Амулсар, заложив мину как под Армению, так и под самого себя

Свой последний митинг Никол Пашинян провел год назад, 17 августа прошлого года, когда уже был премьер-министром и на площади Республики подводил итоги 100 дней своего правления.

Даже безразличное перечитывание выступления Пашиняна приводит к впечатлению, что обещания премьер-министра за прошлый год в основном остались невыполненными или со стороны Пашиняна были сделаны утверждения, которые, мягко говоря, далеки от реальности.

«Мы вам обещали, что по очереди будем выявлять всех грабителей Республики Армения, и мы по очереди выявляем всех грабителей Республики Армения. Но я хочу сказать, что нашей важнейшей задачей в борьбе с коррупцией является не заполнение тюрем, а возврат украденных у вас денег до копейки народу и государству», – сказал год назад Никол Пашинян.

За прошедший год антикоррупционные приговоры не вынесены, знаковые лица прежней системы, за исключением Роберта Кочаряна, находятся на свободе и спокойно наслаждаются награбленным, в некоторых случаях вступая в явное или завуалированное сотрудничество с новыми властями. Например, Ишхан Закарян продолжает оставаться организатором Панармянских игр, и неоднократно его деятельность легитимировалась премьер-министром Армении Николом Пашиняном и вице-премьером Тиграном Авиняном. На днях, например, «свет очей» пары Кочарян-Серж Саргсян Ишхан Заркарян в компании Пашиняна и Авиняна торжественно участвовал в мероприятии закрытия Панармянских игр.

Объявленный Николом Пашиняном «взяточником века» бывший министр охраны природы Арам Арутюнян, обвиняемый в получении взяток в размере 14 миллионов, «надежно» скрывается от правоохранителей.

Получается, что самым громким антикоррупционным разоблачением являются «тушенки» Манвела Григоряна.

Конечно, многие сейчас могут сказать, что проблема – судебная власть, которая, являясь придатком криминально-олигархической системы, существенно препятствует раскрытию совершенных в прошлом преступлений и процессу модернизации государства. Конечно, это так, но эту проблему больше всех нас уже год назад осознал Никол Пашинян. На историческом митинге прошлого года он сказал: « … А в целом я считаю чрезвычайно важным, чтобы мы, констатируя сегодняшнее состояние нашей судебной системы, в ближайшее время имели серьезное обсуждение и приняли решение о создании органов переходного правосудия, поскольку органы переходного правосудия могут быть нам необходимы не только потому, что до многих коррумпированных лиц нашей судебной системы продолжает не доходить народная революция, но и потому, что в нашем законодательстве, например, закон о незаконном обогащении вступил в силу с 1 июня 2017 года, когда формально с точки зрения возвращения награбленного до 1 июня 2017 года, могут возникнуть сложности».

За год ничего не изменилось: в контексте преступного бездействия правительства судебная власть открыто бросила вызов повестке революции, а правительство своими эмоциональными и необдуманными шагами, в результате отсутствия концептуальных решений, по сути, провалило реализацию веттинга и процесс внедрения инструментов переходного правосудия, кризис вокруг КС оказался в тупике. Более того, отсутствие профессионализма правительства и растерянность привели к тому, что дело 1 Марта оказалось перед угрозой делегитимизации.

Однако «ахиллесовой пятой» Никола Пашиняна и его команды продолжает оставаться внешняя политика. Иногда складывается впечатление, что в верхушке власти нет человека, который имел бы глубинное представление о внешней политике. «…И могу однозначно сказать, что армяно-российские отношения не только не плохие, но и, вопреки республиканцам и их сателлитам, армяно-российские отношения хорошие и будут все лучше и лучше. Мы говорили, что внешнеполитических реверансов не будет, и наша политика, одна из наших целей – углубление армяно-российской дружбы и поднятие армяно-российских отношений на новый уровень. 3 месяца назад я обещал, что армяно-российские отношения поднимутся на новый уровень, и сегодня хочу сказать, что после прохождения соответствующих процедур все вы узнаете о совместном армяно-российском гуманитарном проекте, беспрецедентном в нашей новонезависимой истории после развала третьей республики и Советского Союза. Это будет сотрудничество, которое не имело прецедента, и это будет конкретным доказательством того, что мы последовательно, да, идем в направлении поднятия наших отношений на новый уровень», – заявил на митинге год назад Никол Пашинян.

Отмеченный премьер-министром «беспрецедентный» проект – направить в Сирию так называемую гуманитарную миссию, которой, кстати, противился даже Серж Саргсян, однако на которую согласился Никол Пашинян с целью угодить Путину. Этим «беспрецедентным» шагом Пашинян, конечно, не восстановил доверие Путина, однако армяно-американские отношения, по сути, оказались в кризисе. В годы истории Третьей Республики армяно-российские отношения никогда не были столь кризисными: Москва не только открыто поддерживает Роберта Кочаряна и предоставила убежище двум важным фигурантам по делу 1 Марта, но вчера нанесла пощечину Еревану, отказавшись экстрадировать имеющего криминальные наклонности генерала Миграна Погосяна.

Однако, что еще хуже, за прошедший год кардинально изменились система ценностей и представления властей. Если год назад Пашинян на митинге говорил просто о демократии, Агоре, то сейчас по проблеме Амулсара отказывается даже ехать в Джермук, в своей резиденции ожидая руководителей города.
Резкое изменение ситуации, когда Никол Пашинян противопоставляется Николу Пашиняну. И это произошло всего за год…